Подкасты по истории

Информационная эпоха

Информационная эпоха


We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.


Информационная эпоха

ВАШИНГТОН, округ Колумбия: В мае Смитсоновский национальный музей американской истории откроет свою самую крупную и амбициозную выставку - постоянную инсталляцию площадью 14 тысяч квадратных футов за 9,5 миллионов долларов под названием «Век информации: люди, информация и технологии».

«Век информации» попытается показать посетителям в увлекательной и увлекательной форме, как информация пронизывает нашу жизнь », - говорит куратор выставки Дэвид К. Эллисон. Он начинается с вращающейся карусели, демонстрирующей, как мы создали мир, в котором мы общаемся с континентами по телефону, наполняем наши кошельки наличными, выдаваемыми банкоматами, документируем наши каникулы с помощью видеокамер и убиваем время с Nintendo.

Можно сказать, что все началось 150 лет назад с телеграфа Сэмюэля Морса. Первая часть выставки «Люди, информация и технологии, 1835-1939» следует двумя параллельными путями развивающейся информационной эпохи: коммуникация и обработка информации, причем последняя включает не только технологические разработки, такие как счетные машины и наличные деньги. регистрировать, но социальные события, такие как появление современных систем управления. Раздел заканчивается воссозданием в натуральную величину городской улицы 1939 года, где посетители могут наблюдать, как информационные технологии, такие как телефон и радио, к тому времени уже стали неотъемлемой частью жизни людей.

В следующем разделе, «Вторая мировая война: информационная война, 1940-45», две нити коммуникации и обработки информации сливаются воедино. «Это был поворотный момент в информационную эпоху», - говорит куратор Стивен Любар (автор статьи о патентах в этом выпуске). В дополнение к таким инновациям, как радар и гидролокатор, «настоящий толчок для компьютерных технологий дает Вторая мировая война». Во время войны зародышевые компьютерные технологии взломали ENIGMA, якобы неразрывный код немцев, в то время как ENIAC, ранний цифровой компьютер, рассчитывал траектории ракет для армии.

Самая интересная часть раздела о Второй мировой войне - это подробное воссоздание центра боевой информации на борту военно-морского эсминца времен Второй мировой войны, где были нанесены и проанализированы важные данные, собранные с помощью радио, гидролокатора и радара. «Это был первый раз, когда использование электронных устройств было лучше, чем просто выходить на улицу и смотреть на вещи», - отмечает Любар.

В последнем разделе прослеживаются широкомасштабные разработки в области информационных технологий до настоящего времени, от транзисторов и высокой точности до компьютерной революции и появления глобальных информационных сетей. Среди дисплеев - промышленный робот General Motors и воссозданная телестудия, где в 1960 году проходили дебаты Кеннеди-Никсон, политические события, подтвердившие огромную мощь электронных средств массовой информации.

«Информационный век» оживляется рядом интерактивных дисплеев. Среди прочего, посетители смогут зашифровать свое имя с помощью кода ENIGMA, сканировать их отпечатки пальцев с помощью компьютера ФБР, создать сегмент вечерних теленовостей из необработанных кадров и попытаться обработать экстренный вызов службы экстренной помощи. В соответствии с духом беспрепятственного потока информации (и обычной политикой Смитсоновского института) вход в музей бесплатный.

НЬЮАРК, ДЕЛ.: Когда Томас Эдисон изобрел фонограф в 1877 году, он увидел в нем офисный инструмент и не одобрял его использования в развлекательных целях. По словам Джорджа Басаллы, историка технологий из Университета Делавэра, мораль этой истории заключается в том, что «необходимость - не мать изобретений. Чтобы выжить, нам не нужно было иметь огонь или каменные орудия ».

Басалла отмечает, что историки технологий, в отличие от своих коллег по истории науки, традиционно избегают широких теорий, пересекающих века и культурные границы. «Мне нравятся большие теории», - добавляет он. В своей недавней книге «Эволюция технологии» (издательство Кембриджского университета) он выдвигает очень важную теорию. В книге широко рассматривается процесс технологических изменений. Откуда берутся изобретения? Почему их так много? Взгляд Басаллы на технологические изменения основан на биологической эволюции. В течение долгого времени сменяющие друг друга поколения как живых, так и созданных руками человека претерпевают постепенные изменения, как правило, становясь все более сложными.

Конечно, как признает Басалла, технологическая эволюция должна фундаментально отличаться от биологической эволюции. И артефакты, и виды достигают разнообразия, разветвляясь по множеству эволюционных путей, но только созданные руками человека могут также сливаться, как когда двигатель внутреннего сгорания, велосипед и конная повозка объединились, чтобы сформировать автомобиль.

«Это расплывчатая аналогия, - признает Басалла. «Это способ думать о технологиях». Однако он считает эволюционную аналогию противоядием от нескольких популярных заблуждений о том, как развиваются технологии.

Первый и, возможно, самый неприятный для историков, рассматривает технологию как серию прометеевских подарков от героических изобретателей. Это способствует упрощенному, «прерывистому» взгляду на технологию. Эволюционная модель подчеркивает преемственность между последовательными поколениями созданных человеком вещей. «Каждый новый артефакт, - пишет Басалла, - в некоторой степени основан на уже существующем артефакте». Таким образом, можно предположить, что Узи можно проследить по непрерывной серии оружия, начиная с первого камня, брошенного гоминидом.

Более ощутимые свидетельства технологической преемственности можно найти, посмотрев на то, что Басалла называет скевоморфами - структурные или дизайнерские элементы, которые не служат никакой цели, но были неотъемлемой частью более ранних воплощений артефакта. Примеры включают нефункциональные кубики каменной кладки, расположенные под карнизами каменных храмов в Древней Греции, которые представляют собой остатки, смоделированные на выступающих концах деревянных балок, которые поддерживали крыши более ранних греческих построек. В последнее время первые железные мосты часто создавались по образцу деревянных и каменных пролетов, вместо того, чтобы в полной мере использовать собственные свойства металла.

Технологическая эволюция также опровергает устойчивый миф о технологии как о чисто прикладной науке. Исследование Басаллой развития парового двигателя и радиосвязи обнаруживает гораздо более сложное взаимодействие, в котором технологические инновации часто происходят до научных открытий, объясняющих их основные принципы.

Возможно, под влиянием хаотической природы биологической эволюции, Басалла сопротивляется предложению четкого механизма, с помощью которого развиваются технологии. Вместо этого он описывает двойной процесс «новизны» и «отбора», в котором вдохновение, наука и необходимость разделяют сцену с набором психологических, экономических и социокультурных факторов. Он заключает: «Это запутанный процесс».

КЕМБРИДЖ, МАСС.: Розалинд Уильямс, доцент в письменной программе Массачусетского технологического института, подходит к важным вопросам истории технологий с противоположной стороны. В то время как Джордж Басалла занимается трансформацией технологий, Уильямс, автор недавно опубликованных «Заметок о подполье» (MIT Press), смотрит не только на то, как технологии меняют мир. «В конце двадцатого века, - пишет она, - наши технологии все меньше и меньше напоминают инструменты - дискретные объекты, которые можно рассматривать отдельно от их окружения, - и все больше и больше напоминают системы, которые переплетаются с естественными системами, иногда в глобальном масштабе. ”

В своей книге она раскапывает пласты западной культуры, отвечая на вопрос: «Каковы последствия, когда люди живут в среде, которая в основном построена, а не дана?» По ее словам, этот вопрос впервые возник у нее несколько лет назад в разгар литературных занятий: «Я заметила, что многие истории о воображаемом будущем происходят под землей» - такие работы, как «Машина останавливается» Э.М. Форстера, «Когда» Герберта Уэллса Спящий просыпается и Человек из подполья Габриэля Тарда.

Большая часть ее исследований сосредоточена на девятнадцатом и начале двадцатого веков, эпохе, когда промышленная революция превратила такие города, как Лондон, в окутанные дымом нижние миры и когда появление современной городской инфраструктуры - канализации, инженерных труб, телефонных кабелей - сделало раскопки регулярным часть городской жизни. Это было также время, когда технологическая трансформация окружающей среды оказала влияние на литературу об отчуждении Кафки и Достоевского, на социальную критику Диккенса и сатиру Х. Дж. Уэллса.

Уильямс пришел к выводу, что происходит фундаментальная трансформация человеческого опыта. «Цель преобразования окружающей среды может быть древней, - пишет она, - но наша способность реализовать эту цель беспрецедентна». Единственный сопоставимый период был на заре сельского хозяйства, тот травмирующий момент, когда мужчины и женщины жертвовали своей кочевой свободой в качестве охотников-собирателей ради относительной безопасности жизни, связанной с землей. «Сейчас мы вступаем в новый период культурного траура и потрясений, поскольку мы смотрим на образ жизни, который угасает».

Уильямс признает, что рост производственной среды далеко не так уж плох. «Когда вы видите красивый луг, замененный торговым центром и парковкой, это может беспокоить», - говорит она. «Но внутри торговый центр может предложить мир, который очень нравится многим людям. Устранено множество неудобств внешнего мира ». Кроме того, промышленная среда еще более распространена, чем мы думаем. Легко забыть, что пышные просторы многих общественных парков - это такая же искусственная среда, как окопы Первой мировой войны. Уильямс отмечает, что недавние дискуссии об окружающей среде могут заставить нас изменить наше определение естественной и искусственной среды. «Если вы посмотрите в глобальном масштабе, вы увидите, что нет бесконечных границ. Мы живем в закрытой системе. Мы уже под поверхностью ».


Новый информационный век

Основатель LinkedIn Рид Хоффман недавно сказал, что «если Web 1.0 будет задействована искать, получать данные и некоторая ограниченная интерактивность, и если Web 2.0 включает настоящие личности а также настоящие отношения, то Web 3.0 будет настоящие личности, генерирующие огромные объемы данных.”

Рид - провидец и определенно имел на это право. Но информация, которую описал Рид, - это лишь верхушка айсберга. Мы уже собираем в тысячу раз больше данных. Рост идет экспоненциально, а возможности для инноваций даже больше, чем Кремниевая долина может себе представить.

Я объясню, почему я верю в это. Но позвольте мне начать с небольшого урока истории.

За столетия мы собрали множество данных о таких вещах, как климат, демография, деловые и правительственные операции. Наши фермеры следили за погодой, чтобы знать, когда выращивать урожай, у нас были земельные записи, чтобы мы могли владеть недвижимостью, и мы разработали телефонные книги, чтобы находить людей. Web 1.0 позволил сделать эту информацию глобально доступной и доступной для поиска.

Это быстро превратилось в Web 2.0. Теперь собирались данные о том, какие новости мы читаем, где делаем покупки, какие сайты просматривали, какую музыку слушали, какие фильмы смотрели и куда путешествовали. И «сильные мира сего» начали собирать информацию о нашем возрасте, здоровье, образовании и социально-экономическом статусе.

С появлением LinkedIn, Myspace, Facebook, Twitter и многих других инструментов социальных сетей Интернет стал «социальным», и «сильные мира сего» начали узнавать все о нашей истории работы, социальных и деловых контактах и ​​о том, что нам нравится - наша еда, развлечения, сексуальные предпочтения и т. д. Это то, что Рид Хоффман называет Web 3.0.

Но в мире Web 3.0 происходит гораздо больше. Это не просто «социальный».

В 2009 году президент Обама запустил амбициозную программу по модернизации нашей системы здравоохранения, сделав все медицинские записи стандартизированными и электронными. Цель состоит в том, чтобы все бумажные медицинские записи - для всего населения США - были оцифрованы и доступны в Интернете. Таким образом, отделение неотложной помощи будет иметь немедленный доступ к истории болезни пациента, эффективность лекарств может быть исследована на больших группах населения, а врачи общей практики и специалисты смогут координировать свое лечение.

Правительство также открывает свои огромные массивы данных с инициативой Data.gov. Уже доступно четыреста тысяч наборов данных, и каждую неделю их количество пополняется. Они включают региональные данные об эффективности государственных услуг, о бедности и благосостоянии, образовании, о расходах федерального правительства, на транспорт и т. Д. Мы можем, например, создавать приложения, которые заставят школы или поставщиков медицинских услуг работать лучше, сравнивая различные населенные пункты & # 8217 спектакль. И мы можем добиться большей подотчетности правительства, анализируя его расходы и потери.

Каждую минуту на YouTube загружается более 24 часов видео, и гораздо больше видео собирается по всему миру с помощью камер наблюдения, которые вы видите повсюду. Осознаем мы это или нет, но наши мобильные телефоны могут отслеживать каждое наше движение - куда бы мы ни пошли, как быстро мы двигаемся, в какое время просыпаемся. Различные мобильные приложения начинают записывать эти данные.

А еще есть геном человека. Мы научились секвенировать это только десять лет назад за миллиарды долларов. Цена секвенирования индивидуального генома падает с двойной экспоненциальной скоростью, с миллионов до примерно 10 000 долларов за последовательность в 2011 году. Согласно прогнозам, в 2013 году будет секвенировано более одного миллиона человек. или бесплатно - с услугами, которые вы покупаете (например, с мобильными телефонами).

А теперь представьте возможности, которые могут возникнуть в результате доступа к интеграции этих коллекций данных: возможность сопоставить свою ДНК с ДНК другого человека и узнать, какими заболеваниями болел другой человек, и насколько эффективны различные лекарства в их лечении, изучая болезни другого человека. способности, аллергии, симпатии и антипатии, кто знает, может быть, удастся найти родственную душу ДНК. Мы вступаем в эпоху краудсорсинговой, основанной на данных, совместной и основанной на геноме медицины. (Если вам интересно, доктор Дэниел Крафт, врач-ученый, возглавляющий направление медицины в Университете сингулярности, в следующем месяце проводит программу под названием FutureMed, которая объединяет врачей, экспертов по искусственному интеллекту, биоинформатиков, специалистов по медицинскому оборудованию и фармацевтике. руководителей, предпринимателей и инвесторов для обсуждения этих технологий.)

Вы можете подумать, что США лидируют в сборе информации. Но самый амбициозный проект в мире происходит в Индии. Его правительство собирает демографические данные, отпечатки пальцев и сканирование радужной оболочки глаза всех 1,2 миллиарда жителей. Это приведет к созданию самой большой и сложной базы данных идентификационной информации в мире. Я расскажу об этом в одной из следующих статей.

Это не только вино и розы. Существуют серьезные последствия для конфиденциальности и безопасности, подобные тем, которые я обсуждал в этой статье. Забудьте о «сильных мира сего»: просто информация, которую Google собирает сегодня, вызвала бы у Большого Брата зависть. В конце концов, Google может читать наши электронные письма еще до того, как мы это делаем. Он знает, кто наши друзья и что они нам конфиденциально рассказывают. Он ведет наши дневники и календари. Он даже может угадывать, о чем мы думаем, наблюдая за нашими привычками в серфинге. Представьте, что произойдет, когда Google получит доступ к информации о нашей ДНК.

Однако, несмотря на риски и последствия для безопасности, технология будет развиваться.

Этот период истории получил название «информационный век», потому что он обеспечивает мгновенный доступ к знаниям, которые раньше было трудно или невозможно найти. Я бы сказал, что мы далеко вышли за рамки этого, мы находимся в начале новой эры: Новый информационный век.

В ходе предыдущих технологических революций родились такие компании, как IBM, Microsoft, Oracle, Google и Facebook. Такие гиганты увязли в технологиях, которые они помогли создать, они стагнируют, потому что зарабатывают слишком много денег и боятся устареть. Чтобы изменить мир, приходят амбициозные стартапы. Я почти не сомневаюсь, что следующие Facebook и Google уже зарождаются где-то в гараже.

Все это и многое другое я обсуждал в основном докладе на недавней конференции midVentures Data 2.0. Это видео находится ниже, и вы можете найти много других дискуссий на веб-сайте конференции.


Греческие темные века

Греция стала крупным центром деятельности и культуры Средиземноморья в конце бронзового века. Микенская цивилизация была богата материальными благами от торговли. Микенцы построили большие дворцы и общества со строгой классовой иерархией.

Но около 1200 г. до н. Э. Пала микенская Греция. Греция вступила в период беспорядков, который иногда называют греческим средневековьем.

Археологи полагают, что, возможно, был период голода, когда население Греции резко сократилось за это время. Крупные города (за исключением Афин) были заброшены. По мере того как городские общества раскалывались, люди переходили к более мелким, более пасторальным группам, сосредоточенным на разведении домашнего скота.

Микенская Греция была грамотным обществом, но греки раннего железного века не оставили письменных свидетельств, что привело некоторых ученых к мысли, что они были неграмотными. Немногое артефактов или руин осталось от периода, который длился примерно 300 лет.

К концу железного века греческая экономика восстановилась, и Греция вступила в свой классический период. Классическая Греция была эпохой культурных достижений, включая Парфенон, греческую драму и философов, включая Сократа.

Классический период также принес политические реформы и представил миру новую систему правления, известную как демократия, или «правление народа».


История

Бумага в Германии

Бумага была изобретена китайцами к 105 году нашей эры во времена династии Хань и медленно распространилась на запад через Самарканд и Багдад. Производство и производство бумаги в Европе началось на Пиренейском полуострове, сегодня это Португалия, Испания и Сицилия в 10 веке мусульманами, жившими там в то время, и постепенно распространилось на Италию и Южную Францию, достигнув Германии к 1400 году.

Ренессанс

Изобретение печатной машины

Тюдоровский период

Период Тюдоров обычно относится к периоду между 1485 и 1603 годами, особенно в отношении истории Англии и Уэльса. Это совпадает с правлением династии Тюдоров в Англии, первым монархом которой был Генрих VII (1457 - 1509). Что касается всего столетия, Гай (1988) утверждает, что «Англия была экономически более здоровой, более обширной и более оптимистичной при Тюдорах», чем когда-либо за тысячу лет [1].

Современность

Согласно одной из книг Маршалла Бермана (Berman 1982, 16-17), современность периодизируется на три общепринятые фазы (названные Питером Осборном «Раннее», «Классическое» и «Позднее» соответственно (1992, 25):
Ранняя современность: 1500–1789 (или 1453–1789 в традиционной историографии).
Классическая современность: 1789–1900 (соответствует длинному 19 веку (1789–1914) в схеме Хобсбаума)
Позднее современность: 1900–1989 гг.
Некоторые авторы, такие как Лиотар и Бодрийяр, считают, что современность закончилась в середине или конце 20-го века и, таким образом, определили период, следующий за современностью, а именно:

Эпоха Просвещения

Эпоха Просвещения (или просто Просвещения или Эпохи разума) была культурным движением интеллектуалов 17-18 веков, сначала в Европе, а затем в американских колониях. Его цель состояла в том, чтобы реформировать общество с помощью разума, бросить вызов идеям, основанным на традициях и вере, и продвигать знания с помощью научных методов. Он продвигал науку, скептицизм и интеллектуальный обмен и выступал против суеверий, [1] нетерпимости и некоторых злоупотреблений со стороны церкви и государства.

Индустриальная революция

Промышленная революция была периодом с 1750 по 1850 год, когда изменения в сельском хозяйстве, производстве, добыче полезных ископаемых, транспорте и технологиях оказали глубокое влияние на социальные, экономические и культурные условия того времени. Он зародился в Великобритании, затем распространился по Западной Европе, Северной Америке, Японии и, в конечном итоге, по всему миру.

Паровоз дорожный

Николя-Жозеф Кугно широко известен как создатель первого полномасштабного самоходного механического транспортного средства или автомобиля примерно в 1769 году, он создал трехколесный велосипед с паровым двигателем [12]. Он также построил два паровых трактора для французской армии, один из которых хранится во Французской национальной консерватории искусств и ремесел [13]. Однако его изобретениям препятствовали проблемы с подачей воды и поддержанием давления пара [13]. В 1801 году Ричард Тревитик построил и продемонстрировал свой дорожный локомотив Puffing Devil, который, по мнению многих, стал первой демонстрацией дорожного транспортного средства с паровым двигателем. Он не мог поддерживать достаточное давление пара в течение длительного времени и имел мало практического применения.

Французская революция

Французская революция (французский: Révolution française 1789–1799)

Полеты братьев Райт

Полеты братьев Райт в 1903 году признаны Международной авиационной федерацией (FAI), органом по установлению стандартов и учету авиационной техники, как «первый устойчивый и управляемый полет с двигателем тяжелее воздуха» [14]. К 1905 году Wright Flyer III был способен к полностью управляемому и стабильному полету в течение значительных периодов времени.

Холодная война

Холодная война, часто датируемая 1945–1991 гг., Представляла собой устойчивое состояние политической и военной напряженности между державами в западном мире, где доминировали Соединенные Штаты с НАТО и другими союзниками против держав в восточном мире, где доминировал Советский Союз с его Варшавский договор и другие союзники. Советский Союз удерживал государства-сателлиты, особенно в Варшавском договоре, в Восточной Европе, а также в Азии [1].

Операции на Лунной поверхности

Астронавты планировали размещение Раннего пакета научных экспериментов Apollo (EASEP) [23] и флаг США, изучая место их приземления через двойные треугольные окна Eagle, которые давали им поле обзора 60 °. На подготовку потребовалось больше двух часов, чем запланировано. Поначалу Армстронгу было трудно протиснуться через люк с его портативной системой жизнеобеспечения (PLSS). По словам ветерана лунного похода Джона Янга, переделка LM с включением люка меньшего размера не сопровождалась изменением конструкции рюкзака PLSS, поэтому одни из самых высоких показателей сердечного ритма, зафиксированные у астронавтов Apollo, произошли во время выхода и входа LM. 24] [25]

Отпечаток ботинка Алдрина - часть эксперимента по проверке свойств лунного реголита
В 02:39 UTC в понедельник 21 июля 1969 года Армстронг открыл люк, и в 02:51 UTC начал спуск на поверхность Луны.

В 1972 году Unix была переписана на языке программирования C, вопреки распространенному в то время представлению о том, что нечто столь же сложное, как операционная система, которая должна иметь дело с критическими по времени событиями, должно быть написано исключительно на языке ассемблера »[11]. Переход с языка ассемблера на язык более высокого уровня C привел к созданию гораздо более портативного программного обеспечения, требующего замены лишь относительно небольшого количества машинно-зависимого кода при переносе Unix на другие вычислительные платформы.

MITS Альтаир 8800

MITS Altair 8800 был разработкой микрокомпьютера 1975 года на базе процессора Intel 8080. Интерес быстро вырос после того, как он был помещен на обложку январского номера журнала Popular Electronics за 1975 год и был продан по почте через рекламу в Radio-Electronics и других журналах для любителей. Дизайнеры надеялись продать несколько сотен наборов для самостоятельной сборки любителям, и были удивлены, когда они продали тысячи в первый месяц. [1] Altair также понравился частным лицам и компаниям, которые просто хотели компьютер и купили собранную версию [2]. Сегодня Altair широко известен как искра, которая привела к революции микрокомпьютеров в следующие несколько лет:

Commodore PET

Январь - Первый в мире персональный универсальный компьютер (клавиатура / экран / накопитель на магнитной ленте) Commodore PET демонстрируется на выставке Consumer Electronics Show в Чикаго.

IBM PC

12 августа 1981 года IBM выпустила персональный компьютер IBM. [6] В IBM PC использовался новый на тот момент процессор Intel 8088. Как и другие 16-битные процессоры, он мог получить доступ к 1 мегабайту оперативной памяти, но использовал шину данных шириной 8 бит для памяти и периферийных устройств. Такая конструкция позволила использовать большое, легкодоступное и относительно недорогое семейство 8-битных поддерживающих микросхем. IBM решила использовать Intel 8088 после того, как сначала рассмотрела Motorola 68000 и Intel i8086, потому что два других считались слишком мощными для их нужд. [7] [8] Репутация IBM в сфере бизнес-вычислений в сочетании с быстрым выходом на рынок периферийных устройств сторонних производителей и более поздним внедрением совместимых с IBM PC устройств других поставщиков позволила архитектуре IBM PC занять значительную долю рынка бизнес-приложений [9].

Фонд свободного программного обеспечения

4 октября - Основание Фонда свободного программного обеспечения в Массачусетсе, США.

Постмодернизм

Постмодерн (1930-е / 1950-е / 1990-е годы – настоящее время). Другие теоретики, однако, рассматривают период с конца 20-го века до настоящего времени как просто еще одну фазу современности, которую Бауман называет «жидкой» современностью, Гидденс называет ее «высокой» современностью (см. Описания постмодерна).

Экономика знаний

Экономика знаний также рассматривается как последний этап развития глобальной экономической реструктуризации. К настоящему времени развитый мир перешел от аграрной экономики (доиндустриальный век, в основном аграрный сектор) к индустриальной экономике (с индустриальной эпохой, в основном производственный сектор) к постиндустриальной / массовой производственной экономике (середина 1900-х гг., в основном сектор услуг) в экономику знаний (конец 1900-х - 2000-е годы, в основном сектор технологий / человеческого капитала). Этот последний этап был отмечен потрясениями в области технологических инноваций и глобальной конкурентоспособной потребностью в инновациях с новыми продуктами и процессами, которые развиваются в исследовательском сообществе (например, факторы НИОКР, университеты, лаборатории, образовательные институты).

Интернет

В декабре 1974 года в RFC 675 - Спецификация программы управления передачей через Интернет Винтон Серф, Йоген Далал и Карл Саншайн использовали термин Интернет как сокращение для межсетевого взаимодействия, более поздние RFC повторяют это использование, поэтому слово началось скорее как прилагательное. чем существительное сегодня. [16] Доступ к ARPANET был расширен в 1981 году, когда Национальный научный фонд (NSF) разработал сеть компьютерных наук (CSNET). В 1982 году был стандартизирован пакет протоколов Интернета (TCP / IP), и была представлена ​​концепция всемирной сети полностью взаимосвязанных сетей TCP / IP, называемых Интернетом.
Доступ к сети TCP / IP снова расширился в 1986 году, когда сеть Национального научного фонда (NSFNET) предоставила доступ к сайтам суперкомпьютеров в Соединенных Штатах от исследовательских и образовательных организаций, сначала со скоростью 56 кбит / с, а затем со скоростью 1,5 Мбит / с и 45 Мбит / с. с. [17] Коммерческие поставщики интернет-услуг (ISP) начали появляться в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Сеть ARPANET была выведена из эксплуатации в 1990 году. Интернет был коммерциализирован в 1995 году, когда NSFNET была выведена из эксплуатации, что сняло последние ограничения на использование Интернета для передачи коммерческого трафика.

Википедия

Википедия была запущена 15 января 2001 года Джимми Уэльсом и Ларри Сэнгером [13]. Сэнджер придумал название «Википедия» [14], которое представляет собой набор вики (тип веб-сайта для совместной работы, от гавайского слова «вики», означающего «быстро») [15] и энциклопедии. Отход Википедии от ориентированного на экспертов стиля создания энциклопедий и наличие большого объема неакадемического контента привлекли большое внимание печатных СМИ. В 2006 году журнал Time признал участие Википедии в быстром росте онлайн-сотрудничества и взаимодействия миллионов людей по всему миру, помимо YouTube, MySpace и Facebook. [16] Википедия также получила высокую оценку как источник новостей из-за того, что статьи, связанные с последними новостями, часто быстро обновляются. [17] [18] [19]

Facebook

Facebook - это социальная сеть, запущенная в феврале 2004 года, принадлежащая и управляемая Facebook, Inc. [5] По состоянию на сентябрь 2012 года у Facebook более миллиарда активных пользователей [6], более половины из которых используют Facebook на мобильных устройствах. [7] Пользователи должны зарегистрироваться перед использованием сайта, после чего они могут создать личный профиль, добавить других пользователей в друзья и обмениваться сообщениями, включая автоматические уведомления при обновлении своего профиля. Кроме того, пользователи могут присоединяться к группам пользователей с общими интересами, организованными по месту работы, школе, колледжу или другим характеристикам, и разбивать своих друзей на категории, такие как «Люди с работы» или «Близкие друзья».

Твиттер

Twitter - это социальная сеть и служба микроблогов, которая позволяет пользователям отправлять и читать текстовые сообщения длиной до 140 символов, известные как «quottweets».
Он был создан в марте 2006 года Джеком Дорси и запущен в июле того же года.


3 величайших технологических изобретения того времени и лаборатории, в которых они были обнаружены

Технологические достижения стали определять социальные нормы, но где были придуманы некоторые из этих нововведений?

В научных лабораториях было совершено множество самых захватывающих и значительных открытий в истории человечества. От крупных достижений в медицинских исследованиях до значительных достижений в области технологий они расширили наши знания во многих областях.

Конечно, внешний вид этих сред может сильно различаться в зависимости от характера исследований, которые проводятся в них. Как отмечают специалисты по установке в лабораториях Innova Design Solutions, очень важно адаптировать дизайн лабораторий так, чтобы они отвечали конкретным потребностям людей, которые их используют.

В подтверждение этого приведем три величайших изобретения нашего времени и самые разные лаборатории, в которых они были обнаружены.

1. Снятие отпечатков ДНК

Снятие отпечатков пальцев ДНК теперь считается само собой разумеющимся. Будь то уголовные процессы, тестирование на отцовство и материнство, идентификация личности или диагностика или лечение наследственных заболеваний, используются люди, имеющие доступ к этой методике.

Он предоставляет ученым возможность сравнивать те части более чем трех миллиардов единиц в геноме человека, которые показывают наибольшие различия между людьми.

Этот подход был открыт случайно молекулярным биологом Алеком Джеффрисом в 1984 году. Он работал над методом, который, как он надеялся, поможет ему в изучении наследственных заболеваний, таких как кистозный фиброз.

According to Jeffreys, he had a “eureka moment” when observing an X-ray film of a DNA experiment which unexpectedly revealed similarities and differences between the DNA of members of one of his technician’s family.

His university lab may have been fairly conventional, but what he did with it over the next couple of days was anything but. He and his staff had realised that DNA profiling could potentially be used at crime scenes, but they weren’t sure if it would be possible to take useable DNA samples from dead cells.

To test this, Jeffreys effectively turned his lab into the first ever setting for a crime scene DNA analysis. He spent two days cutting himself and leaving bloodstains on surfaces. These marks were then tested and the team proved the DNA was intact.

2. The internet

Sometimes, scientists like to escape the confines of a traditional lab and take their experiments into the field – or even into the pub.

In fact, one of these more unorthodox settings was used for a essential experiment in the history of the internet.

Of course, this communication network wasn’t invented in one experiment. It took decades for it to be transformed from its original incarnation, which was a network used by the military, into the vast global system we’re familiar with today.

However, there were a number of pivotal moments along the way, and one of the most significant occurred in a beer garden in Palo Alto, California.

In August 1976, a team of scientists from the Stanford Research Institute set up a computer terminal on a table around the back of the popular bar Rossotti’s.

While sipping beer from plastic cups in the California sunshine, the pioneering researchers conducted what can be described as the first internet transmission (via a mobile radio lab housed in a van in the car park). Their experiment in this makeshift open air lab helped to prove that the technology could work.

3. Wireless electricity

From smartphones, to laptops, to MP3 players, people’s lives are now dominated by technology that requires power – and they generally need wires to recharge these devices.

However, this may not be the case for much longer. In 2007, Professor Marin Soljačić from the Massachusetts Institute of Technology (MIT) had the idea of transferring power from wired infrastructure to devices using magnetic fields.

With his team at MIT, he set up a ground breaking lab experiment consisting of two copper wire coils, each suspended with a nylon thread. One of the coils was connected to an AC power supply, the other to a light bulb.

As the team predicted, when electricity was supplied to the first coil, this caused the light bulb connected to the other coil to light up – despite the fact the two coils were not connected.

To highlight the safety of the system, the scientists even had their picture taken sitting between the power source and power capture coils as the 60 watts of electricity were being transferred.

Following the successful experiment, a company called WiTricity was formed to take the research forward from the labs at MIT. It is working on a range of systems that can power devices up to eight feet away, including computers and even electric vehicles.

The company predicts that the technology will eventually be able to power many household appliances and gadgets.

From a conventional lab, to an impromptu crime scene, to a Californian beer garden, these examples show how varied the research settings of important discoveries and inventions can be.


About Information Age

We provide general intelligence for technologists in the information age.

We support CTOs, CIOs and other technology leaders in managing business critical issues both for today and in the future.

Information Age supports its growing community of CTO and technology leaders with its:

  • Online portal information-age.com which provides the latest news, analysis, guidance and research for our CTO community.
  • Live events program comprising a range of events to facilitate networking between CTOs and technology leaders, create forums for sharing best practice in the sector, and provide opportunities to celebrate the achievements of our CTO community. Our events include the Data Leadership Summit & Data Leaders Awards and Tech Leaders Summit & Awards. We also champion women in the technology sector with our Women in IT Awards series in the UK and USA (the largest technology diversity event series in the world), Tomorrow’s Tech Leaders Today careers fair and the Future Stars of Tech awards.

Our history

Information Age was founded in 1995 as a print magazine. The brand launched a website in 2001 and evolved into a fully digital proposition in 2017. The Data Leadership Summit was launched in 2011, expanding into the awards event, together with the launch of the Tech Leaders Summit, the following year. The Tech Leaders Awards was launched in 2017.

Get involved

Sign up for our weekly newsletter to receive insight, analysis and guidance on the latest news and technology trends impacting the CTO.


For the past few weeks in History of the Information Age, each student has been working on two entries on topics relevant to the Information Age to add to a class timeline. For my two entries, I chose to learn about Apple’s 1980s “Kid’s Can’t Wait” program, and the advent of EchoNYC, an early online&hellip Read More HIST 427: Information Age Timeline Entries

This week in History of the Information Age, we discussed a brief history of communication technology, cyber bullying in the age of social media, and the dark and deep web. Cyber Bullying Admittedly, when I saw that we were assigned readings on cyber bulling and social media, I was worried that I was about to&hellip Read More HIST 427: Cyber Bullying and the Dark Web


Beyond the Information Age

Image: infocux Technologies/Flickr

We live in the information age, which according to Wikipedia is a period in human history characterized by the shift from industrial production to one based on information and computerization.

Nothing surprising there, except for the idea that this is “a period in human history” — which tends to suggest it will come to an end at some point. The industrial revolution in the late nineteenth century ushered in the industrial age, and the digital revolution in the mid twentieth century spurred the emergence of the information age. So it is not entirely crazy to speculate about what might lie beyond the information age.

Of course, I am not arguing that information will become obsolete. Firms will always need to harness information in effective ways, just as most of them still need industrial techniques to make their products cheaply and efficiently. My point, instead, is that information will become necessary but not sufficient for firms to be successful. All this talk of “big data,” for example, feels like an attempt to strain a few more drops of juice out of an already-squeezed orange, just as Six Sigma was a way of squeezing more value out of the quality revolution. Both are valuable concepts, but their benefits are incremental, not revolutionary.

So just as night follows day, the information age will eventually be superseded by another age and it behooves those with senior executive responsibility to develop a point of view on what that age might look like.

So here is a specific question that helps us develop this point of view — one that was a topic of debate at our annual Global Leadership Summit at London Business School, focused this year on the rapid advance of technology and its impact on not only business, but society, politics and the economy: What would a world with too much information look like? And what problems would it create? I think there are at least four answers:

1. Paralysis through Analysis. In a world of ubiquitous information, there is always more out there. Information gathering is easy, and often quite enjoyable as well. My students frequently complain that they need more information before coming to a view on a difficult case-study decision. Many corporate decisions are delayed because of the need for further analysis. Whether due to the complexity of the decision in front of them, or because of the fear of not performing sufficient due diligence, the easy option facing any executive is simply to request more information.

2. Easy access to data makes us intellectually lazy. Many firms have invested a lot of money in “big data” and sophisticated data-crunching techniques. But a data-driven approach to analysis has a couple of big flaws. First, the bigger the database, the easier it is to find support for any hypothesis you choose to test. Second, big data makes us lazy – we allow rapid processing power to substitute for thinking and judgment. One example: pharmaceutical companies fell in love with “high throughput screening” techniques in the 1990s, as a way of testing out all possible molecular combinations to match a target. It was a bust. Most have now moved back towards a more rational model based around deep understanding, experience and intuition.

3. Impulsive and Flighty Consumers. Watch how your fellow commuters juggle their smartphone, tablet and Kindle. Or marvel at your teenager doing his homework. With multiple sources of stimulation available at our fingertips, the capacity to focus and concentrate on a specific activity is falling. This has implications for how firms manage their internal processes – with much greater emphasis being placed on holding people’s attention than before. It also has massive consequences for how firms manage their consumer relationships, as the traditional sources of “stickiness” in those relationships are being eroded.

4. A little learning is a dangerous thing. We are quick to access information that helps us, but we often lack the ability to make sense of it, or to use it appropriately. Doctors encounter this problem on a daily basis, as patients show up with (often incorrect) self-diagnoses. Senior executives second-guess their subordinates because their corporate IT system gives them line-of-sight down to detailed plant-level data. We also see this at a societal level: people believe they have the right to information that is in the public interest (think Wikileaks), but they are rarely capable of interpreting and using it in a sensible way. The broader point here is that the democratization of information creates an imbalance between the “top” and “bottom” of society, and most firms are not good at coping with this shift.

Consequences

So what are the consequences of a business world with “too much information”? At an individual level, we face two contrasting risks. One is that we become obsessed with getting to the bottom of a problem, and we keep on digging, desperate to find the truth but taking forever to do so. The other risk is that we become overwhelmed with the amount of information out there and we give up: we realise we cannot actually master the issue at hand, and we end up falling back on a pre-existing belief.

For firms, there are three important consequences. First, they have to become masters of “attention management” — making sure that people are focused on the right set of issues, and not distracted by the dozens of equally-interesting issues that could be discussed. A surplus of , as Nobel Laureate Herbert Simon noted, creates a deficit of attention. That is the real scarce resource today.

Second, firms have to get the right balance between information and judgment in making important decisions. As Jeff Bezos, founder and CEO of Amazon, observed, there are two types of decisions: “There are decisions that can be made by analysis. These are the best kind of decisions. They are fact-based decisions that overrule the hierarchy. Unfortunately there’s this whole other set of decisions you can’t boil down to a math problem.” One of the hallmarks of Amazon’s success, arguably, has been its capacity to make the big calls based on judgement and intuition.

Finally, the ubiquity of information means a careful balance is needed when it comes to sharing. Keeping everything secret isn’t going to work anymore — but pure transparency has its risks as well. Firms have to become smarter at figuring out what information to share with their employees, and what consumer information to keep track of for their own benefits.

For the last forty years, firms have built their competitive positions on harnessing information and knowledge more effectively than others. But with information now ubiquitous and increasingly shared across firms, these traditional sources of advantage are simply table-stakes. The most successful companies in the future will be smart about scanning for information and accessing the knowledge of their employees, but they will favour action over analysis, and they will harness the intuition and gut-feeling of their employees in combination with rational analysis.

Julian Birkinshaw is Professor and Chair of Strategy and Entrepreneurship at the London Business School.


СОДЕРЖАНИЕ

Brief history Edit

The underlying technology was invented in the later quarter of the 19th century, including Babbage's Analytical Engine and the telegraph. Digital communication became economical for widespread adoption after the invention of the personal computer. Claude Shannon, a Bell Labs mathematician, is credited for having laid out the foundations of digitalization in his pioneering 1948 article, A Mathematical Theory of Communication. [5] The digital revolution converted technology from analog format to digital format. By doing this, it became possible to make copies that were identical to the original. In digital communications, for example, repeating hardware was able to amplify the digital signal and pass it on with no loss of information in the signal. Of equal importance to the revolution was the ability to easily move the digital information between media, and to access or distribute it remotely.

The turning point of the revolution was the change from analogue to digitally recorded music. [6] During the 1980s the digital format of optical compact discs gradually replaced analog formats, such as vinyl records and cassette tapes, as the popular medium of choice. [7]

1947–1969: Origins Edit

In 1947, the first working transistor, the germanium-based point-contact transistor, was invented by John Bardeen and Walter Houser Brattain while working under William Shockley at Bell Labs. [8] This led the way to more advanced digital computers. From the late 1940s, universities, military, and businesses developed computer systems to digitally replicate and automate previously manually performed mathematical calculations, with the LEO being the first commercially available general-purpose computer.

Other important technological developments included the invention of the monolithic integrated circuit chip by Robert Noyce at Fairchild Semiconductor in 1959 [9] (made possible by the planar process developed by Jean Hoerni), [10] the first successful metal-oxide-semiconductor field-effect transistor (MOSFET, or MOS transistor) by Mohamed Atalla and Dawon Kahng at Bell Labs in 1959, [11] and the development of the complementary MOS (CMOS) process by Frank Wanlass and Chih-Tang Sah at Fairchild in 1963. [12]

Following the development of MOS integrated circuit chips in the early 1960s, MOS chips reached higher transistor density and lower manufacturing costs than bipolar integrated circuits by 1964. MOS chips further increased in complexity at a rate predicted by Moore's law, leading to large-scale integration (LSI) with hundreds of transistors on a single MOS chip by the late 1960s. The application of MOS LSI chips to computing was the basis for the first microprocessors, as engineers began recognizing that a complete computer processor could be contained on a single MOS LSI chip. [13] In 1968, Fairchild engineer Federico Faggin improved MOS technology with his development of the silicon-gate MOS chip, which he later used to develop the Intel 4004, the first single-chip microprocessor. [14] It was released by Intel in 1971, and laid the foundations for the microcomputer revolution that began in the 1970s.

MOS technology also led to the development of semiconductor image sensors suitable for digital cameras. [15] The first such image sensor was the charge-coupled device, developed by Willard S. Boyle and George E. Smith at Bell Labs in 1969, [16] based on MOS capacitor technology. [15]

1969–1989: Invention of the Internet, rise of home computers Edit

The public was first introduced to the concepts that led to the Internet when a message was sent over the ARPANET in 1969. Packet switched networks such as ARPANET, Mark I, CYCLADES, Merit Network, Tymnet, and Telenet, were developed in the late 1960s and early 1970s using a variety of protocols. The ARPANET in particular led to the development of protocols for internetworking, in which multiple separate networks could be joined together into a network of networks.

The Whole Earth movement of the 1960s advocated the use of new technology. [17]

In the 1970s, the home computer was introduced, [18] time-sharing computers, [19] the video game console, the first coin-op video games, [20] [21] and the golden age of arcade video games began with Space Invaders. As digital technology proliferated, and the switch from analog to digital record keeping became the new standard in business, a relatively new job description was popularized, the data entry clerk. Culled from the ranks of secretaries and typists from earlier decades, the data entry clerk's job was to convert analog data (customer records, invoices, etc.) into digital data.

In developed nations, computers achieved semi-ubiquity during the 1980s as they made their way into schools, homes, business, and industry. Automated teller machines, industrial robots, CGI in film and television, electronic music, bulletin board systems, and video games all fueled what became the zeitgeist of the 1980s. Millions of people purchased home computers, making household names of early personal computer manufacturers such as Apple, Commodore, and Tandy. To this day the Commodore 64 is often cited as the best selling computer of all time, having sold 17 million units (by some accounts) [22] between 1982 and 1994.

In 1984, the U.S. Census Bureau began collecting data on computer and Internet use in the United States their first survey showed that 8.2% of all U.S. households owned a personal computer in 1984, and that households with children under the age of 18 were nearly twice as likely to own one at 15.3% (middle and upper middle class households were the most likely to own one, at 22.9%). [23] By 1989, 15% of all U.S. households owned a computer, and nearly 30% of households with children under the age of 18 owned one. [24] By the late 1980s, many businesses were dependent on computers and digital technology.

Motorola created the first mobile phone, Motorola DynaTac, in 1983. However, this device used analog communication - digital cell phones were not sold commercially until 1991 when the 2G network started to be opened in Finland to accommodate the unexpected demand for cell phones that was becoming apparent in the late 1980s.

Compute! magazine predicted that CD-ROM would be the centerpiece of the revolution, with multiple household devices reading the discs. [25]

The first true digital camera was created in 1988, and the first were marketed in December 1989 in Japan and in 1990 in the United States. [26] By the mid-2000s, they had eclipsed traditional film in popularity.

Digital ink was also invented in the late 1980s. Disney's CAPS system (created 1988) was used for a scene in 1989's The Little Mermaid and for all their animation films between 1990's The Rescuers Down Under and 2004's Home on the Range.

1989–2005: Invention of the World Wide Web, mainstreaming of the Internet, Web 1.0 Edit

The first public digital HDTV broadcast was of the 1990 World Cup that June it was played in 10 theaters in Spain and Italy. However, HDTV did not become a standard until the mid-2000s outside Japan.

The World Wide Web became publicly accessible in 1991, which had been available only to government and universities. [27] In 1993 Marc Andreessen and Eric Bina introduced Mosaic, the first web browser capable of displaying inline images [28] and the basis for later browsers such as Netscape Navigator and Internet Explorer. Stanford Federal Credit Union was the first financial institution to offer online internet banking services to all of its members in October 1994. [29] In 1996 OP Financial Group, also a cooperative bank, became the second online bank in the world and the first in Europe. [30] The Internet expanded quickly, and by 1996, it was part of mass culture and many businesses listed websites in their ads. By 1999 almost every country had a connection, and nearly half of Americans and people in several other countries used the Internet on a regular basis. However throughout the 1990s, "getting online" entailed complicated configuration, and dial-up was the only connection type affordable by individual users the present day mass Internet culture was not possible.

In 1989 about 15% of all households in the United States owned a personal computer. [ нужна цитата ]

% [31] for households with children nearly 30% owned a computer in 1989, and in 2000 65% owned one.

Cell phones became as ubiquitous as computers by the early 2000s, with movie theaters beginning to show ads telling people to silence their phones. They also became much more advanced than phones of the 1990s, most of which only took calls or at most allowed for the playing of simple games.

Text messaging existed in the 1990s but was not widely used until the early 2000s, when it became a cultural phenomenon.

The digital revolution became truly global in this time as well - after revolutionizing society in the developed world in the 1990s, the digital revolution spread to the masses in the developing world in the 2000s.

By 2000, a majority of U.S. households had at least one personal computer and internet access the following year. [32] In 2002, a majority of U.S. survey respondents reported having a mobile phone. [33]

2005–present: Web 2.0, social media, smartphones, digital TV Edit

In late 2005 the population of the Internet reached 1 billion, [34] and 3 billion people worldwide used cell phones by the end of the decade. HDTV became the standard television broadcasting format in many countries by the end of the decade. In September and December 2006 respectively, Luxembourg and the Netherlands became the first countries to completely transition from analog to digital television. In September 2007, a majority of U.S. survey respondents reported having broadband internet at home. [35]

By 2012, over 2 billion people used the Internet, twice the number using it in 2007. Cloud computing had entered the mainstream by the early 2010s. In January 2013, a majority of U.S. survey respondents reported owning a smartphone. [36] By 2016, half of the world's population was connected [37] and as of 2020, that number has risen to 67%. [38]

In the late 1980s, less than 1% of the world's technologically stored information was in digital format, while it was 94% in 2007, with more than 99% by 2014. [39]

It is estimated that the world's capacity to store information has increased from 2.6 (optimally compressed) exabytes in 1986, to some 5,000 exabytes in 2014 (5 zettabytes). [39] [40]

1990 Edit

  • Cell phone subscribers: 12.5 million (0.25% of world population in 1990) [41]
  • Internet users: 2.8 million (0.05% of world population in 1990) [42]

2000 Edit

  • Cell phone subscribers: 1.5 billion (19% of world population in 2002) [42]
  • Internet users: 631 million (11% of world population in 2002) [42]

2010 Edit

  • Cell phone subscribers: 4 billion (68% of world population in 2010) [43]
  • Internet users: 1.8 billion (26.6% of world population in 2010) [37]

2020 Edit

  • Cell phone subscribers: 4.78 billion (62% of world population in 2020) [44]
  • Internet users: 4.54 billion (59% of world population in 2020) [45]

Conversion of below analog technologies to digital. (The decade indicated is the period when digital became dominant form.)

    to digital computer (1950s) to fax (1980s) , gramophone record and compact cassette to compact disc (1980s and 1990s, although sales of vinyl records have increased again in the 2010s among antique collectors) to DVD (2000s)
  • Analog photography (photographic plate and photographic film) to digital photography (2000s)
  • Analog cinematography (film stock) to digital cinematography (2010s)

Decline or disappearance of below analog technologies:

Disappearance of other technologies also attributed to digital revolution. (Analog–digital classification doesn't apply to these.)

Improvements in digital technologies.

    to laptop to tablet computer to Blu-ray Disc to 4K Blu-ray Disc to 3G to 4G to 5G to smartphone (2010s)
  • Digital watch to smartwatch
  • Analog weighing scale to digital weighing scale

The basic building block of the Digital Revolution is the metal-oxide-semiconductor field-effect transistor (MOSFET, or MOS transistor), [46] which is the most widely manufactured device in history. [47] It is the basis of every microprocessor, memory chip and telecommunication circuit in commercial use. [48] MOSFET scaling (rapid miniaturization of MOS transistors) has been largely responsible for enabling Moore's law, which predicted that transistor counts would increase at an exponential pace. [49] [50] [51]

Following the development of the digital personal computer, MOS microprocessors and memory chips, with their steadily increasing performance and storage, have enabled computer technology to be embedded into a huge range of objects from cameras to personal music players. Also important was the development of transmission technologies including computer networking, the Internet and digital broadcasting. 3G phones, whose social penetration grew exponentially in the 2000s, also played a very large role in the digital revolution as they simultaneously provide ubiquitous entertainment, communications, and online connectivity.

Positive aspects include greater interconnectedness, easier communication, and the exposure of information that in the past could have more easily been suppressed by totalitarian regimes. Michio Kaku wrote in his books Physics of the Future that the failure of the Soviet coup of 1991 was due largely to the existence of technology such as the fax machine and computers that exposed classified information.

The Revolutions of 2011 were enabled by social networking and smartphone technology however these revolutions in hindsight largely failed to reach their goals as hardcore Islamist governments and in Syria a civil war have formed in the absence of the dictatorships that were toppled.

The economic impact of the digital revolution has been wide-ranging. Without the World Wide Web (WWW), for example, globalization and outsourcing would not be nearly as feasible as they are today. The digital revolution radically changed the way individuals and companies interact. Small regional companies were suddenly given access to much larger markets. Concepts such as on-demand software services and manufacturing and rapidly dropping technology costs made possible innovations in all aspects of industry and everyday life.

After initial concerns of an IT productivity paradox, evidence is mounting that digital technologies have significantly increased the productivity and performance of businesses. [52]

The Digital transformation allowed technology to continuously adapt which resulted in a boost in the economy with an increase of productivity. With the increase of technical advances, digital revolution has created a demand for new job skills. Economically, retailers, trucking companies and banks have transitioned into digital format. In addition, the introduction of cryptocurrency like Bitcoin creates faster and secure transactions. [53]

Negative effects include information overload, Internet predators, forms of social isolation, and media saturation. In a poll of prominent members of the national news media, 65 percent said the Internet is hurting journalism more than it is helping [54] by allowing anyone no matter how amateur and unskilled to become a journalist causing information to be muddier and the rise of conspiracy theory in a way it didn't exist in the past.

In some cases, company employees' pervasive use of portable digital devices and work related computers for personal use—email, instant messaging, computer games—were often found to, or perceived to, reduce those companies' productivity. Personal computing and other non-work related digital activities in the workplace thus helped lead to stronger forms of privacy invasion, such as keystroke recording and information filtering applications (spyware and content-control software).

Information sharing and privacy Edit

Privacy in general became a concern during the digital revolution. The ability to store and utilize such large amounts of diverse information opened possibilities for tracking of individual activities and interests. Libertarians and privacy rights advocates feared the possibility of an Orwellian future where centralized power structures control the populace via automatic surveillance and monitoring of personal information in such programs as the CIA's Information Awareness Office. [55] Consumer and labor advocates opposed the ability to direct market to individuals, discriminate in hiring and lending decisions, invasively monitor employee behavior and communications and generally profit from involuntarily shared personal information.

The Internet, especially the WWW in the 1990s, opened whole new avenues for communication and information sharing. The ability to easily and rapidly share information on a global scale brought with it a whole new level of freedom of speech. Individuals and organizations were suddenly given the ability to publish on any topic, to a global audience, at a negligible cost, particularly in comparison to any previous communication technology.

Large cooperative projects could be endeavored (e.g. Open-source software projects, [email protected]). Communities of like-minded individuals were formed (e.g. MySpace, Tribe.net). Small regional companies were suddenly given access to a larger marketplace.

In other cases, special interest groups as well as social and religious institutions found much of the content objectionable, even dangerous. Many parents and religious organizations, especially in the United States, became alarmed by pornography being more readily available to minors. In other circumstances the proliferation of information on such topics as child pornography, building bombs, committing acts of terrorism, and other violent activities were alarming to many different groups of people. Such concerns contributed to arguments for censorship and regulation on the WWW.

Copyright and trademark issues Edit

Copyright and trademark issues also found new life in the digital revolution. The widespread ability of consumers to produce and distribute exact reproductions of protected works dramatically changed the intellectual property landscape, especially in the music, film, and television industries.

The digital revolution, especially regarding privacy, copyright, censorship and information sharing, remains a controversial topic. As the digital revolution progresses it remains unclear to what extent society has been impacted and will be altered in the future.

With the advancement of digital technology Copyright infringements will become difficult to detect. They will occur more frequently, will be difficult to prove and the public will continue to find loopholes around the law. Digital recorders for example, can be used personally and private use making the distributions of copywritten material discreet. [56]

While there have been huge benefits to society from the digital revolution, especially in terms of the accessibility of information, there are a number of concerns. Expanded powers of communication and information sharing, increased capabilities for existing technologies, and the advent of new technology brought with it many potential opportunities for exploitation. The digital revolution helped usher in a new age of mass surveillance, generating a range of new civil and human rights issues. Reliability of data became an issue as information could easily be replicated, but not easily verified. For example, the introduction of Cryptocurrency, opens possibility for illegal trade, such as the sale of drugs, guns and black market transaction. [53] The digital revolution made it possible to store and track facts, articles, statistics, as well as minutiae hitherto unfeasible.

From the perspective of the historian, a large part of human history is known through physical objects from the past that have been found or preserved, particularly in written documents. Digital records are easy to create but also easy to delete and modify. Changes in storage formats can make recovery of data difficult or near impossible, as can the storage of information on obsolete media for which reproduction equipment is unavailable, and even identifying what such data is and whether it is of interest can be near impossible if it is no longer easily readable, or if there is a large number of such files to identify. Information passed off as authentic research or study must be scrutinized and verified. [ нужна цитата ]

These problems are further compounded by the use of digital rights management and other copy prevention technologies which, being designed to only allow the data to be read on specific machines, may well make future data recovery impossible. The Voyager Golden Record, which is intended to be read by an intelligent extraterrestrial (perhaps a suitable parallel to a human from the distant future), is recorded in analog rather than digital format specifically for easy interpretation and analysis.


Смотреть видео: Кем будет человек цифрового мира. О. Четверикова, Д. Перетолчин (July 2022).


Комментарии:

  1. Arazil

    Эксклюзивная мысль))))))))

  2. Elliston

    Мне нравится твоя идея. Я предлагаю поднять это для общего обсуждения.

  3. Ciceron

    Я могу предложить прийти на сайт, на котором есть много статей по этому вопросу.



Напишите сообщение