Подкасты по истории

Римская мозаика городского двора

Римская мозаика городского двора


We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.


Роскошные древнеримские виллы

Виллы Древнего Рима были типичными деревенскими римскими домами для состоятельных людей, построенными во времена Республики и Империи. Популярные места на озерах Северной Италии, на холмах к востоку от Рима, в Неаполитанском заливе и за пределами Помпеи. Они были созданы для укрытия от суеты повседневной городской жизни. Удовольствия от сельской местности, как считалось, обеспечивали столь необходимое восстановление. Но они также были символами власти и статуса владельцев вилл. Со временем они становятся все более роскошными и экстравагантными, занимая обширные территории богато украшенных комнат и садов.

Odyssey Traveler проводит экскурсию по древнеримским роскошным виллам в рамках нашей 13-дневной экскурсии по озерам и пейзажам Северной Италии. Во время тура мы путешествуем из Милана в Венецию, исследуя по пути достопримечательности региона: яркие озера, лазурное море, горные окраины, виноградники и исторические города, включая Верону, Триест, Тренто и другие. Мы посещаем роскошную виллу Дезенцано в рамках целого дня знакомства с захватывающим озером Гарда, окруженным горными деревнями и вершинами. Эта статья исследует исторические типы и особенности этих роскошных вилл, чтобы облегчить ваш тур.

Поперечное сечение римской виллы

Присоединиться 22,383 путешественники, получающие наш еженедельный информационный бюллетень.


Римская мозаика городского двора - История

Ниже приводится статья архитектора Хавьера Котело, опубликованная в L’Osservatore Romano 14 июня 2011 г .:

Одна из самых последних архитектурных особенностей площади Святого Петра - мозаика, посвященная Марии. Mater Ecclesiae, начертанный словами Тотус Туус, знак безмерной привязанности Папы Иоанна Павла II к Богоматери.

Мне посчастливилось кое-что узнать о происхождении решения установить эту мозаику, отражающую особые отношения блаженного Иоанна Павла II с молодежью и его глубокое чувство благодарности.

Во время Страстной недели 1980 года Папа Иоанн Павел II принял несколько тысяч молодых людей, приехавших в Рим на конференцию UNIV, международную встречу студентов университетов, которые принимают участие в мероприятиях центров Opus Dei по всему миру. Это ежегодное мероприятие, начавшееся в 1968 году, сочетает в себе желание провести Страстную неделю Triduum в Риме, городе Петра, с мероприятиями по культурному обогащению студентов.

В конце аудиенции один из присутствовавших там молодых людей, Хулио Ньето, сказал Святому Отцу, что среди всех статуй на площади Святого Петра он не может найти ни одного изображения Богоматери, и поэтому площадь была неполной. . "Хорошо очень хорошо! Мы должны завершить площадь », - ответил Иоанн Павел II.

Этот разговор достиг ушей монсеньора. Альваро дель Портильо, преемник Св. Хосемарии на посту главы Opus Dei. Msgr. Дель Портильо, движимый желанием без промедления осуществить то, что он считал желанием Святого Отца, попросил меня подумать о подходящем месте для изображения Богоматери на площади, добавив, что оно могло быть посвящено Марии. Mater Ecclesiae. В то время я работал архитектором в Риме и имел счастье жить рядом с прелатом Opus Dei на Виале Бруно Буоцци.

После нескольких недель и нескольких посещений площади в поисках подходящего места я предложил мсгр. Del Portillo - возможное решение, поставляя фотомонтажи и эскизы. Мое предложение заключалось в том, чтобы окно в углу здания между двором Святого Дамаса и площадью можно было заменить мозаикой с изображением Богоматери.

27 июня 1980 г. предложение было отправлено Святому Отцу вместе с текстами, рисунками и фотографиями, а также эскизами возвышений и разрезов, которые воспроизводятся на этой странице. По прошествии нескольких месяцев без ответа, другая копия материала была отправлена ​​Святому Отцу через его тогдашнего секретаря, монсеньора. Станислав Дзивиш.

Несколько месяцев спустя Иоанн Павел II был застрелен на площади Святого Петра и, как он сам сказал, его жизнь была сохранена благодаря защите Марии. В знак благодарности он хотел поставить изображение Богоматери на площади Святого Петра. Желание римского понтифика привело к предложению монсеньора. Компетентные органы Ватикана внимательно изучают Дель Портильо, и предполагают, что это место было выбрано в качестве места для изображения Марии. Mater Ecclesiae.

Мозаика (вдохновленная Мадонна делла колонна из Константиновской базилики) был установлен 7 декабря 1981 года, а на следующий день после молитвы Ангелу Иоанн Павел II благословил его. Он выразил свое желание, «чтобы все, кто приходит на площадь Святого Петра, могли поднять глаза на Марию, чтобы поприветствовать ее с сыновним доверием и молитвой».

Я часто думал об этом событии как об еще одном примере особых отношений Иоанна Павла II с молодежью. Я до сих пор нахожу удивительным, что слова Папы «мы должны нанести последний штрих на площади», адресованные студенту университета полтора года назад, теперь стали реальностью.

Три дня спустя, 11 декабря, Папа пригласил монсеньор. Дель Портильо сослужит мессу в своей частной часовне и позавтракает. Он хотел передать ему свою огромную радость, благословив изображение на площади, и поблагодарить его за идею его расположения.

Через несколько дней Святой Отец задумчиво отправил ему черно-белый рисунок мозаики, который использовался для определения расположения цветных фрагментов. Этот рисунок, показанный на фотографии, сейчас находится в центральном офисе Прелатуры Opus Dei.

Папа Павел VI в ноябре 1964 года объявил о своем желании завершить заседания Второго Ватиканского Собора «с радостью чествования Богоматери титулом Матери Церкви». Mater Ecclesiae ». И Павел VI добавил: «Этот титул поможет нам чтить Пресвятую Марию, любящую Королеву мира, источник единства как нашу Мать и нежную надежду на наше спасение». Этот образ, так тесно связанный с памятью Пап Павла VI и Иоанна Павла II, является хорошим напоминанием для всех христиан, увидев его, что они должны попросить ее защитить всех своих детей в Церкви.


Археология в Израиле: Капернаум

«Когда Иисус услышал, что Иоанна заключили в темницу, он вернулся в Галилею. Выйдя из Назарета, он пошел и жил в Капернауме, который находился у озера в районе Завулона и Нафтали ». (Матфея 4: 12-13)

Останки Капернаума Нового Завета находятся на северном берегу Галилейского моря. Город был центром деятельности Иисуса в еврейской Галилее (Матфея 4:13, 8: 5) и стал известен как «Свой город» (Матфея 9: 1), где он совершил несколько чудес (Луки 4: 31-35 Матфея). 8: 14-17 Марка 5: 21-42) и посетил синагогу (Марка 1: 21-28). Капернаум также упоминается Иосифом Флавием (Жизнь 72), который был доставлен туда после ранения в бою. Христианские источники византийского периода описывают Капернаум как деревню, населенную евреями и христианами. В раннемусульманский период (7-8 века) Капернаум продолжал процветать, затем пришел в упадок и был заброшен в 11 веке. Его руины были известны по-арабски как Тель Хум, сохранив древнееврейское название Кфар Наум (деревня Наум).

Остатки зданий и синагоги были идентифицированы в 1838 году Эдуардом Робинсоном как Капернаум периода Нового Завета и с тех пор привлекают многих исследователей, в первую очередь христиан. Это место было приобретено отцами-францисканцами в конце 19 века, и они провели раскопки, в основном, в здании синагоги и восьмиугольной конструкции к югу от нее. Синагога была частично отреставрирована в начале 20 века. В период с 1968 по 1972 год отцы-францисканцы возобновили обширные раскопки в районе деревни и фундамента синагоги и восьмиугольного строения, а в 1978-1982 годах раскопки проводились в районе греческой православной церкви к востоку от синагога.

Капернаум был основан в эллинистический период (2 век до н.э.). В период деятельности Иисуса в Галилее (начало I века н.э.) это была большая еврейская деревня. В позднеримский и византийский периоды (3-7 вв.) Он превратился в процветающий город, раскинувшийся на территории примерно в 13 акров, вдоль берега Галилейского моря и умеренного склона к северу. Жители были рыбаками, земледельцами и купцами. Римская веха с надписью времен императора Адриана (начало 2 века н.э.) свидетельствует о важной дороге через деревню, которая связала Галилею с Дамаском.

Раскопки показали, что дома периода Второго Храма располагались в виде островков (кварталов), между которыми проходили улицы. Дома, как правило, представляли собой большой двор, окруженный комнатами, были построены из местного базальта и цемента, а их стены были покрыты светлой штукатуркой. В каждом доме был только один вход с улицы. Дворы были вымощены базальтом, а вдоль их стен были построены лестницы, ведущие на второй этаж или на крышу. Во дворах было обнаружено много печей, а в домах было множество шлифовальных камней из базальта.

Синагога

Синагога Капернаума была впечатляющим сооружением. Построенный из больших блоков белого известняка с холмов Галилеи к западу от города, он выделялся среди окружавших его зданий из серого базальта. Синагога была построена на помосте на высоте двух метров над домами города и отделена от него улицами со всех четырех сторон. Ориентированный с севера на юг, он имел украшенный южный фасад, обращенный к Иерусалиму.

Синагога состояла из молельного зала (20,5 х 18,5 м), двора на востоке (20,5 х 11 м) и входного крыльца (шириной 4 м), проходящего вдоль фасада всего здания. Лестницы по обеим сторонам крыльца вели в синагогу. В молельный зал можно попасть со двора через единственный вход. Все части синагоги были вымощены большими толстыми плитами из гладкого известняка.

Молельный зал. Базилика в плане, его внешние стены были украшены выступающими плоскими пилястрами. Три входа в южную стену вели с крыльца в молельный зал. Зал был разделен рядом колонн (всего 16), которые образовывали три узких прохода вдоль трех его стен (все, кроме южной стены фасада). Колонны были поставлены на высокие постаменты и поддерживали коринфские капители. Каменные скамейки располагались вдоль западной и восточной стен. Исследователи не могут прийти к единому мнению, был ли по предлагаемой реконструкции этаж над молитвенным залом, перекрыт ли молельный зал остроконечной крышей из деревянных балок с глиняной кровлей.

Внутренний двор. Пристройка на восточной стороне молитвенного зала, построенная позже, была достигнута с крыльца на юге двумя входами, с другим входом по лестнице в северо-восточном углу двора. В восточной стене, высоко над уровнем улицы, было три окна. Двор был разделен колоннами на центральную, не крытую часть, с тремя крытыми портиками вдоль стен, кроме западной стены (общей с молельным залом).

Украшения синагоги. Синагога была украшена рельефом из белого известняка очень высокого качества и включала ряд мотивов, неизвестных в других древних синагогах. Сотни фрагментов украшенных элементов каменной кладки были найдены в куче, покрывающей остатки синагоги, разбросанных поблизости или во вторичном использовании. Эти украшения когда-то украшали верхнюю часть здания, в основном снаружи, но, несмотря на обилие уцелевших украшений, восстановить его удалось лишь частично.

Образных мотивов немного, многие нарушены иконоборцами. Были фигуры животных, как на карнизе с изображением морского конька и двух орлов с венком в клювах. Орел также появляется в центре перемычки над главным входом в молельный зал. На перемычке над западным входом в молитвенный зал видны львиные статуи львов, которые, по-видимому, также были размещены по обе стороны остроконечной крыши (акротерии).

Иудейские мотивы были обычным явлением: менора с семью ветвями, рогом барана и лопатой для благовоний появляется на одной из капителей на перемычке - это колесница, которая, как многие полагают, изображает Ковчег Завета.

Среди цветочных мотивов с еврейским оттенком - пальмовые листья, грозди винограда и гранаты. Также присутствуют геометрические мотивы, в том числе розетки, звезды, пятиугольники и шестиугольники.

Ирод, сын Мо [ни] моса, и Юст, сын его,
вместе с (его) детьми,
воздвиг эту колонну.

Арамейская надпись, найденная на колонне, которая, по-видимому, стояла во дворе синагоги, гласит:

Халфу, сын Зевиды, сын Йоханана, составлял эту колонну. Да будет он благословен.

Знакомство с синагогой. Мнения исследователей относительно даты постройки синагоги расходятся. Все согласны с тем, что это не синагога I века н.э. со времен Иисуса. По мнению большинства, тип синагоги Галилейской, к которой принадлежит синагога Капернаума, относится к римскому периоду (II и III века н.э.). Он включает в себя римские архитектурные элементы (колонны и архитектурные элементы над колоннами: архитравы, фризы и карнизы) с акцентом на внешнюю форму и украшение сооружения. Исторические данные также подтверждают эту дату строительства. В этот период, после разрушения Иерусалима и Храма, еврейское население и его религиозные учреждения были сосредоточены в Галилее, где их политическое и экономическое превосходство сделало возможным строительство такой сложной синагоги.

При новых раскопках в основании искусственного подиума, на котором стояла синагога, были обнаружены остатки деревни I века, просуществовавшей до IV века. Керамика и монеты, найденные под полом синагоги и в подиуме, датируют постройку, по мнению отцов-францисканцев, раскопавших их, не ранее 4-го или начала 5-го века.

Среди обнаруженных построек под молитвенным залом синагоги был хорошо вымощенный пол, простирающийся на большую территорию. Фундамент западной стены молитвенного зала был построен из базальта, в отличие от других известняковых стен сооружения, и его ориентация также немного отличалась от стены над ним. Таким образом, археологи пришли к выводу, что каменный пол и более ранняя западная стена являются остатками синагоги времен Иисуса, описанных в Новом Завете. Этот вывод подтверждается тем фактом, что строительство новых синагог и церквей на руинах предыдущих было обычной практикой.

Вывод археологов о столь поздней дате открытия синагоги в Капернауме является самым удивительным и не принят всеми исследователями, он может иметь далеко идущие археологические и исторические последствия. Возможно ли, что тщательно продуманная синагога в Капернауме (и другие синагоги, похожие на нее в Галилее), были построены под властью византийских христиан, что явно противоречит тому, что известно о враждебном отношении византийской администрации к еврейскому населению. Возможно ли, что римский архитектурный стиль сохранился в использовании для строительства синагог в Галилее наряду с типично скромными зданиями в византийском стиле? Они были украшены только внутри, апсида выходила на Иерусалим, а полы у них были красочной мозаикой с разнообразными фигуративными мотивами и еврейскими символами.

Дом Петра

Расположен примерно в 30м. к югу от синагоги были обнаружены остатки строений трех периодов постройки. На нижнем уровне были остатки жилища I века до н.э., которое христианская традиция идентифицировала как дом Святого Петра. В этот ранний период зданию уже приписывалось религиозное значение, были добавлены комнаты, а стены и полы покрыты светлой штукатуркой. Здание и его самая большая комната (7 х 6,5 м) служили domus ecclesia (церковным домом) для общины. Паломники, побывавшие там в римский период, оставили граффити на его стенах, в том числе слова «Иисус», «Господь», «Мессия» и «Бог» на греческом, латинском и сирийском языках, а также христианские символы, включая распятие, лодку и рыбу.

В IV веке здание было огорожено квадратным участком с высокими стенами (27 х 27 м). У входа пристроили атриум, стены его оклеили цветной штукатуркой.

В середине V века на более ранних остатках была построена восьмиугольная церковь. Он состоял из двух концентрических восьмиугольников (диаметром 16,5 м и 8 м соответственно). Внутренний восьмиугольник был построен прямо на стенах Дома Петра, чтобы сохранить память об этом здании. Он был вымощен цветной мозаикой, а в центре был изображен павлин, древний христианский символ вечной жизни. С трех сторон внешнего восьмиугольника были выложены мозаикой портики с геометрическими узорами. Вход в здание был с западной стороны. С восточной стороны была небольшая апсида с купелью для крещения и комнатами с каждой стороны.

Раскопки на территории, принадлежащей греко-православной церкви

Раскопки в этом районе к востоку от синагоги выявили остатки деревни, существовавшей с византийского периода до 11 века. Дома построены из базальта и вымощены камнем. Очевидно, общественное здание (13 х 13 м) византийского периода было преобразовано в жилые помещения в ранний исламский период. На северном склоне села обнажился планируемый жилой массив. Он включал в себя ряд жилых домов с дворами и улицами между ними, по которым проходили дренажные каналы. Здесь были обнаружены свидетельства разрушения в результате землетрясения (по всей видимости, 749 г.).


Римские Дома

Рим превратился из важного города в огромный, многолюдный, шумный, задымленный, пыльный город с красивыми храмами и общественными зданиями. У богатых были красивые дома, в каждом из которых был атриум, который был центром семейной жизни. Для тех, кто не был таким богатым, были жилые дома, некоторые довольно хорошие, и были ветхие многоквартирные дома для бедных. Между семью холмами вились узкие улочки, усеянные домами и предприятиями.

Квартиры: Плебеи жили в квартирах, называемых квартирами. Для тех, у кого есть бизнес, эти квартиры будут выше их бизнеса. Если бы в их доме было больше двух этажей, они бы сдавали верхние этажи другим плебеям. Квартиры такого типа обычно были просторными и приятными. Иногда у них даже была проточная вода.

Многоквартирные дома: Если бы вы были просто рабочим или безработным, ваша квартира не была бы такой красивой. Бедных людей теснили в однокомнатных квартирах, и им приходилось таскать воду из местного фонтана. Не будет ванной или туалета, которые они должны использовать в общественных ванных комнатах. Они готовили, спали и ели в одной комнате, иногда по 15-20 человек в одной комнате. Часты пожары, болезни и эпидемии.

Виллы: Патриции, богатые дворяне, жили иначе. В то время как вся семья (родители, дети, бабушки и дедушки, тети, дяди и т. Д.) Жили в одном доме, в этом доме были бы комнаты для всех. Дом будет построен с открытой площадкой в ​​центре, во дворе, где происходит большая часть приготовления пищи и еды. Будут комнаты для развлечений, а также атриум. Дома часто строились из кирпича или блоков песчаника, с черепичными крышами и с растущими вокруг них растениями. В некоторых домах состоятельных людей при необходимости были офисы и, возможно, даже собственная баня. Вокруг будут картины, скульптуры и мозаики. Если бы они были достаточно богаты, то всю уборку и приготовление пищи выполняли бы рабы.


Сочетание древней и современной истории в Триполи

Второй по величине город Ливана, Триполи, часто несправедливо очерняют и исключают из маршрутов путешественников. С его очаровательными древними и современными руинами, традиционными базарами, живописным побережьем и невероятной культурой питания он заслуживает того, чтобы его снова отметили на карте.

Из всех туристических мест Ливана Триполи является самым несправедливо изолированным. Второй по величине город Ливана, северный мегаполис - прекрасное место для посетителей, с его тихими кафе для игры в нарды, древними историческими местами, живописной набережной, обилием дешевых и аппетитных ресторанов и очаровательными современными руинами, в том числе заросшим железнодорожным вокзалом. и выставочный центр, спроектированный иконой бразильской модернистской архитектуры Оскаром Нимейером.

Туристическая инфраструктура Триполи менее развита, чем в других районах Ливана, отчасти из-за несправедливой репутации этого места, где возможно насилие и радикализация. Нечастые столкновения между боевиками в районах Баб аль-Таббанех и Джебель Мохсен способствовали повсеместной настороженности в отношении посещения этого шумного города, но с начала 2015 года действует режим прекращения огня. Амбициозный и долгосрочный культурный проект местной неправительственной организации March помог наладить связи между бывшими врагами, живущими в этих бедных кварталах, которые наслаждаются новообретенным миром и программой возрождения. Прискорбно, что туристы пренебрегли Триполи, однако отсутствие развитой туристической индустрии означает, что это один из самых нетронутых и интересных уголков Ливана для тех, кто хочет свернуть с проторенной дороги и окунуться в более подлинную часть ливанской жизни. , традиции и история.

Элизабет родилась и выросла в Соединенном Королевстве и выросла с любовью к книгам и писательству. За последние пять лет она вела кочевой образ жизни, много путешествуя по Ближнему Востоку и Юго-Восточной Азии и попутно записывая свои мысли и наблюдения об искусстве, еде, музыке, истории и наследии. Она с энтузиазмом делится историями вдохновляющих людей, которые пересеклись ей на пути, и надеется, что однажды пополнит их ряды и расскажет собственную вдохновляющую историю.

L’Hote Libanais предлагает индивидуальные туры по Триполи для отдельных путешественников или групп путешественников во главе с молодыми триполитанцами, страстно любящими свой город и его богатую историю. Независимо от того, решите ли вы посетить с одним из этих дружелюбных гидов или прогуляться самостоятельно, читайте некоторые из достопримечательностей этого очаровательного города, которые необходимо посетить.

Старый город обладает атмосферой и богатой историей. Его архитектура напоминает архитектуру многих сирийских городов, с которыми Триполи связывали древние торговые пути. Историческое значение и богатство города зависели от этих торговых связей, и он начал медленно спадать в экономике после того, как эти связи были прерваны границей с Сирией, когда Ливан получил независимость. Сегодня его Старый город красив, но тих, с пышным центральным садом, где устраивают семейные пикники, и несколькими старомодными кафе, где люди часами играют в нарды, потягивая крепкий кофе с кардамоном и куря аргилех, пока воздух не наполнится сладким дымом.

Первая остановка, чтобы ощутить подлинный вкус триполитанской жизни, - это старые базары или рынок. Спросите мечеть Мансури, потрясающее сооружение 13-го века, которое все еще используется сегодня, расположенное у входа на рынок. В общей сложности девять средневековых базаров заполнены небольшими магазинами и киосками, в которых можно найти все: от украшений и одежды до мыла и ароматизаторов, до местных фруктов и овощей, свежих соков и сочных специй. Обратите внимание на разбросанные остатки архитектуры мамлюков, крестоносцев и османской империи, спрятанные среди узких переулков. Хан аль-Сабун - это красивый дворик под открытым небом, где на протяжении веков готовили суп ручной работы. Хаммам аль-Джадид, потрясающая турецкая баня, к сожалению, больше не используется, но ее красивая мозаика и куполообразный стеклянный потолок заслуживают внимания.

Помимо исторических мест, Триполи - отличное место для гурманов.

Еще одна достопримечательность - цитадель, построенная Раймоном VI из Сен-Жиля, рыцарем Первого крестового похода, примерно в 1100 году нашей эры. Этот обширный замок крестоносцев представляет собой лабиринт старинных лестниц и потайных комнат с захватывающим видом на город с верхнего этажа.

Эль-Мина, живописный приморский район города, также является сокровищницей исторических мест, многие из которых относятся к современной истории Ливана. Самым интересным из них является парк, известный как Маарад, а по-английски - Международная ярмарка Триполи. Первоначально спроектированные как торговая ярмарка, скульптурные бетонные здания, стоящие среди ландшафтных садов, являются работой культового бразильского архитектора Оскара Нимейера, которому бывший президент Ливана поручил спроектировать ярмарку в 1962 году. Его проект был почти завершен в 1975 году. , когда началась гражданская война в Ливане. Его прекрасные здания, в том числе экспериментальный театр, обширный выставочный зал, павильон с высокими исламскими арками, музей космонавтики, радикальный жилищный проект и цилиндрическая башня, были заняты сирийской армией и пришли в упадок. Сегодня они представляют собой призрачные руины, окруженные ландшафтными садами, красивое и печальное воспоминание о довоенных амбициях Ливана.

Еще один кусочек современной истории в Триполи - это старый железнодорожный вокзал, расположенный рядом с Львиной башней или Бурдж-аль-Сабаа, сооружением 14-го века, построенным мамлюками, которые укрепили его с помощью старых римских столбов. Обширный вид на порт Триполи ждет тех, кто достаточно энергичен, чтобы подняться на вершину. Железнодорожная станция, бывшая конечной станцией Восточного экспресса, была заброшена в 1970-х годах, после начала войны, которая навсегда положила конец железнодорожной системе Ливана. В настоящее время осуществляется амбициозный проект реконструкции станции, направленной на превращение станции в музей, но даже в нынешнем неухоженном состоянии это атмосферное место, где древние паровые машины тихо ржавеют на бесшумных рельсах.

Помимо исторических мест, Триполи - отличное место для гурманов. Прогулка по набережной Корниш на закате может сопровождаться мороженым или уличной едой от одних из лучших продавцов Ливана. Balha Ice Cream в Эль-Мине предлагает старомодные рожки мороженого или шербета ручной работы, приправленные нарезанными фисташками. Любителям морепродуктов стоит посетить Sayad’s Sandwiches, чтобы попробовать свежие вкусные бутерброды. Сделанные на заказ из острой или жареной рыбы, кальмаров или креветок, завернутые в арабский хлеб и покрытые свежими помидорами, чесноком и лимоном, они действительно восхитительны.

Акра - это место, где можно отведать традиционные триполитанские блюда, такие как грязный, тучный и декадентский фатте, приготовленные до совершенства в чистых и комфортных условиях. Если вам понравится более богемная атмосфера, отправляйтесь в культурный центр и кафе Warche 13, где вы найдете органический йогурт, овощные бутерброды на гриле и непринужденную артистическую публику. Это также отличное место, чтобы выпить вечернего пива или бокала вина - вы даже можете попасть на живой концерт.

Наконец, вы не можете посетить Триполи, не попробовав его знаменитые сладости и выпечку. Самым известным из его десятков кондитерских является Каср аль-Хелу. Основанный в 1881 году, это рай для любителей сладкого, наполненный десятками различных сортов пахлавы, а также местными деликатесами, такими как кнэффе и филе.

Фотографии: Розалия Висенте, Натир Халавани, Пабло Гонсалес.

Элизабет родилась и выросла в Соединенном Королевстве и выросла с любовью к книгам и писательству. За последние пять лет она вела кочевой образ жизни, много путешествуя по Ближнему Востоку и Юго-Восточной Азии и попутно записывая свои мысли и наблюдения об искусстве, еде, музыке, истории и наследии. Она с энтузиазмом делится историями вдохновляющих людей, которые пересеклись ей на пути, и надеется, что однажды пополнит их ряды и расскажет собственную вдохновляющую историю.


История архитектуры Иерусалима: под властью Израиля

Ниже приведены описания архитектурного стиля зданий в Иерусалиме с 1948 года, а также некоторых наиболее выдающихся зданий, спроектированных и построенных в Иерусалиме за этот период.

Вступление

Современная архитектура в Иерусалиме, по сути, постмодернистская, с сохраняющимся влиянием международного стиля (Баухаус) и функционализма. Эта тенденция была реакцией конца 20-го века на модернизм, который сам по себе был реакцией после Первой мировой войны против устоявшихся форм и дизайнов.

Международный стиль архитектуры (плоская крыша без украшений, чистый фасад), разработанный в Школе дизайна Баухаус, появился в Иерусалиме в 1930-х годах и стал доминировать в архитектурном дизайне в течение следующих полувека, отчасти из-за его простоты и дешевизны. Но это было смягчено муниципальным постановлением 1920 года, требующим, чтобы все здания в городе были облицованы камнем, включая общественные туалеты и заправочные станции. вездесущая красная марсельская плитка.

Самыми яркими примерами функционализма в Иерусалиме являются проекты государственного жилья, построенные в 1950-х годах. Потребность в жилье для масс новых иммигрантов была настолько острой, что требование об облицовке камнем было отменено для некоторых проектов, и штукатурные фасады все еще можно увидеть в районах Гонен, Кирьят-Моше и Кирьят-Йовель.

Конструктивизм, крайняя форма функционализма, оставляет незащищенными части каркаса скелета и инфраструктуры (трубопроводы, воздуховоды). Предложение этого стиля можно увидеть в главном здании комплекса мэрии Нового Иерусалима, где балки перемычки из конструкционной стали над большими окнами были оставлены незаметными. Подобные элементы использовались в недавно построенном многоквартирном доме на улице Рабби Акива в центре Иерусалима.

Архитектура высоких технологий буйно функциональна и ярко окрашена. Это также случай, когда «внутреннее пространство находится снаружи», чтобы обеспечить большие, беспрепятственные участки. Примером может служить стадион Тедди в районе Манхат. Это футбольный стадион высшей лиги Иерусалима. Когда впервые открылся в 1989 году, стадион вмещал 12 000 зрителей после недавнего ремонта, включая повышение уровня игрового поля, стадион теперь вмещает 21 000 зрителей, а в конечном итоге рассчитана на 26 000 зрителей.

Постмодернистская архитектура возникла как реакция на суровость и однообразие международного стиля. В Иерусалиме постмодернистская тенденция несколько разрешила столетний конфликт между преемственностью и современностью, включив в него любое количество исторических стилей и классических элементов (арки, колонны, купола и т. Д.). Примерами являются отель «Давид Цитадель» (Моше Сафди, 1998 г.), торговый центр «Иерусалим» и близлежащий технологический парк. Комплекс технопарка, спроектированный южноафриканским архитектором Гарри Брэндом, состоит из семи зданий, в которых размещаются высокотехнологичные компании, а также отделения компьютерных наук Открытого университета.

The Hebrew University of Jerusalem

Opened in 1925, the Hebrew University Mount Scopus campus was inaccessible from 1949 to 1967, when the city was divided under Israeli and Jordanian rule and Mount Scopus was an isolated, demilitarized zone. For the first few years, classes were held in various locations in western Jerusalem then a new campus was built at Givat Ram, which opened in 1958. Most of the buildings there are nondescript functional. An exception is the National and Hebrew University Library, which houses more than three million volumes, many of them rare books and manuscripts. The outstanding feature of the Library is not its architecture, but the monumental stained-glass window designed by Mordechai Ardon, which covers the entire east wall of the mezzanine lobby to the General Reading Room. Based on the opening verses of Genesis, the abstract design includes symbols from Jewish mysticism and modern physics.

Similarly, a series of stained-glass synagogue windows by Marc Chagall depicting the 12 tribes of Israel are the outstanding artistic feature of the Hadassah-Hebrew University Hospital at Ein Kerem. Built in the late 1950s to replace the then inaccessible facilities on Mount Scopus, the hospital complex includes the Hebrew University schools of medicine, dentistry and nursing.

Following re-unification of the city in 1967, the Mount Scopus Campus of the Hebrew University was reopened, restored and expanded. The law school returned to its original building, but the humanities, the social sciences, the school of education, a new undergraduate library, various student services, the university senate and a residential faculty club were relocated in a long, inter-connected, fortress-like series of buildings (humorously referred to by some as the "Maginot Line"). Meant to protect students, faculty and visitors from the winter winds and rain, the warren has already provided the setting for at least one "who-dunnit" murder-mystery novel.

Яд Вашем

Yad Vashem, the Holocaust Martyrs' and Heroes' Remembrance Authority, was established in 1953 by an act of the Knesset to commemorate the six million Jewish men, women and children murdered by the Nazis and their collaborators during the years 1933-1945. The Authority also commemorates the heroism and fortitude of the Jewish resistance fighters in the ghettos and the camps, the Jewish partisans, and the "Righteous Among the Nations" (non-Jews who risked their lives in the effort to rescue Jews from the Holocaust). Located on Har Hazikaron (Heb., Hill of Remembrance), a ridge on the western outskirts of Jerusalem, the Yad Vashem Memorial and Institute includes commemorative monuments, a historical museum, a central archive and research center for the documentation of the Holocaust and an educational facility.

The main memorial is the Hall of Remembrance, designed by Israeli architect Arieh Elhanani. The severe concrete-walled structure with a low tent-like roof stands empty save for an eternal flame. Engraved in the black basalt floor are the names of 21 Nazi concentration and extermination camps and killing sites in central and eastern Europe. A crypt in front of the flame contains ashes of victims. The monumental entrance gates were designed by artist David Palombo.

Approximately 1.5 million Jewish children perished in the Holocaust. They are specially remembered in the Children's Memorial, an underground cavern in which the flickering flames of five memorial candles are reflected in an infinity of tiny lights within the prevailing darkness. This memorial was designed by Moshe Safdie.

The two-and-a-half acre Valley of the Destroyed Communities commemorates the Jewish communities of Europe destroyed during the Holocaust by the Nazis and their collaborators. Designed by Israeli landscape architects Dan Tsur and Lippa Yahalom, the canyon-like passages are inscribed with the names of some 5,000 towns, cities and villages.

The educational task of Yad Vashem is to perpetuate the memory and the lessons of the Holocaust for future generations. The International School for Holocaust Studies, designed by Jerusalem architects and town planners Guggenheim/Bloch includes halls and classes for study sessions, teacher training courses and research by educators around the world.

Hebrew Union College

The synagogue and original classroom and administrative buildings of the Jerusalem Campus of the Hebrew Union College - Jewish Institute of Religion were designed in 1963 by Heinz Rau. The building (with white limestone facing and an entrance staircase) is a fine example of late International Style. When the facilities were expanded in 1989 with a library and additional classrooms, the successor architect, Moshe Safdie, abandoned his signatory half-circle Roman arch in favor of a linear, Mediterranean-style that compliments the severity of the earlier architectural elements. Safdie's courtyards, covered walkways and stairs are also adapted to the hillside terrain. The school and its parent institution in Cincinnati, Ohio, is the principal rabbinical seminary of the Reform Movement in Judaism.

The Israel Museum

Completed in 1965, the main buildings of the visually magnificent Israel Museum complex were designed by A. Mansfeld and D. Gad to sit atop a ridgeline, like a Mediterranean hill-top village. The museum is in fact several "museums" in one, housing several major collections, such as Judaica, archeology, ethnography and fine arts. The Shrine of the Book, which houses the Dead Sea scrolls, was designed by Frederick J. Kiesler and Armand Bartos. The white-tiled dome replicates the lids of the ceramic jars in which some of the scrolls had been hidden. Most of the shrine is subterranean, and the stylized entrance corridor is deliberately cave-like.

The Billy Rose Sculpture Garden was designed by the Japanese-American artist and sculptor Isamu Naguchi.

The popular success of the Israel Museum, with its ever-growing number of visitors, has required several expansions - all of which have given rise to controversy, as might be expected when the building itself is considered an aesthetic treasure. The currently proposed new entrance facility is a case in point, with objections raised within the Association of Architects amid charges that some of the suggested renovations would violate the architectural integrity of the original design. To allay such fears, the Museum has invited public comment and suggestions.

The Knesset

Inaugurated in 1966, the building housing the Knesset, Israel's unicameral parliament, was designed by Joseph Klarwin in a modern, functional style that suggests the Classical. The pillars (actually the pre-stressed supports for the roof) which frame the building suggest the colonnades of the Greco-Roman style so often favored in republican civic architecture - especially in the design of buildings housing legislative assemblies. Initial construction was made possible by a contribution from the Rothschild family.

The interior decorations include mosaics and tapestries designed by Marc Chagall, and various Israeli artists, among them Reuven Rubin and sculptor Danny Karavan. The modernistic, monumental entrance gates were designed by Israeli sculptor David Palombo, who also designed the eternal flame monument in memory of Israel's fallen soldiers, which stands beside the entrance to the building. The main structure contains the Knesset Chamber, which seats the 120 members of Knesset as well as a visitors gallery. Other areas of the building contain the State Hall (used for official ceremonies), offices, committee rooms, members' and visitors' dining rooms, etc. In 1982, a wing was added to provide more offices. An annex is now planned for additional offices and committee rooms. Care has been taken that the additions blend into the architectural landscape.

The Jerusalem Center for the Performing Arts

Located in the elegant Talbieh neighborhood, the center was designed by Shulamit Nadler, Michael Nadler and Shmuel Bixon. The stone and textured concrete building was constructed in two stages. The 900-seat Sherover Theater was completed in 1971. Later construction added the 750-seat Henry Crown Symphonic Hall (home of the Jerusalem Symphony Orchestra), the 450-seat Rebecca Crown Auditorium and the 150-seat Little Theatre. The walls of the theater lobbies are used for exhibitions of art and photography. The Center is the venue for the annual Israel Festival of the Performing Arts.

The Jerusalem Center of Middle Eastern Studies

Situated on the southern slope of Mount Scopus, the Jerusalem Center of Middle Eastern Studies was built in 1988 as a branch of the Latter-day Saints Church-affiliated Brigham Young University (Provo, Utah). The step design takes advantage of the situation and view, especially in the glass-walled concert hall, where the audience looks out on the Old City and the Temple Mount. The complex also includes a library, classrooms and living accommodations for students and faculty.

The Supreme Court Building

Considered the finest achievement in contemporary Israeli architecture, the Supreme Court Building was opened in 1992. It was designed by Israeli architects Ram Carmi and Ada Carmi-Melamed.

Constructed of local limestone, the eclectic, post-modern style incorporates various historical references that reflect the continuity of law in Jewish history and tradition (just as the positioning of the court building on a hilltop above the Knesset was a deliberate emphasis on the supremacy of the law). Israel's Supreme Court actually sits as two courts - as the Supreme Court and as the High Court of Justice, which hears petitions against government bodies and agencies. The building contains five courtrooms, chambers and a library. The entrances to the courtrooms are framed with monumental blocks of limestone in architectural reference to the gateways that once gave access to the Royal Stoa. The courtrooms replicate a Roman basilica with columns and a vaulted ceiling. The inner courtyard is bisected by a narrow water channel.

The Jerusalem Municipality

The new Jerusalem Municipality complex and plaza (Safra Square) was completed in 1993. Located just outside the walls of the Old City near the old, British-built municipal building, the new complex includes two new office blocks and ten renovated historic buildings which house municipal offices. The project was designed by Jack Diamond and Ofer Kolker & Associates.

The new municipality building is a successful blend of old and new. The arcaded, six-story main building - a Post-Modern structure of stone, smoked glass and structural steel - contains suggestions of traditional design, including the decorative use of alternating bands of white and red limestone (in the characteristic Mamluk manner). At the east end of the plaza, a canopied stage frames The Mount of Olives. (The plaza and stage are used for public events, concerts and exhibitions.) The project included the renovation and preservation of several 19th- and 20th-century public and private buildings, including the former Imperial Russian Consulate General and the old City Hall. All the buildings are now interconnected below ground level, and the large central plaza covers an underground parking garage for 800 vehicles. Subterranean facilities also house the city archives and the Jerusalem Center for Planning in Historic Cities and its 1:500 scale model of the city center, which is used to judge the visual impact of proposed construction. The initial model was built by Richard Harvey with the help of students of architecture at the Technion in Haifa it took 15 years to complete (see photo on page 15).

The Belz World Center

The monumental, ten-storey Center in the Romema neighborhood was dedicated by the Rabbi of the Hassidim of Belz in April 2000. The design, by Jerusalem architect Isaac Blatt, includes elements reminiscent of the synagogue of Belz (Poland), which was built in the 19th century and destroyed during the Holocaust.

Within the Center is the synagogue, four storeys high and with a seating capacity of 5000 - making it the largest synagogue in the world. The interior is splendidly decorated in abstract designs, and the acoustics allow the voice of the cantor to be heard without the aid of microphones (the use of which is forbidden on the Sabbath and Holidays).

The building at present under construction, which will house the Ministry, is located in Kiryat Ben-Gurion (the government complex) near the Knesset. The building comprises separate units for the different functions of the Ministry. In the outside walls of the formal reception hall, plates of onyx have been included, which diffuse an amber light. The designers, Jerusalem architects Kolker, Kolker and Epstein in association with Diamond, Donald, Schmidt & Co. of Toronto, were awarded the prize for excellence in architectural innovation by the Royal Institute of Architects of Canada, in June 2001.

Preservation, Restoration and Renovation

Any discussion of contemporary Jerusalem architecture should include mention of efforts to preserve historic buildings through restoration and renovation. One such project involved the reconstruction of the Four Sephardi Synagogues in the historic Jewish quarter of the Old City. The inter-connected complex includes the Ben-Zakkai Synagogue (1610), the Prophet Elijah Synagogue (c. 1625), the Middle Synagogue (c. 1830), and the Istambuli Synagogue (1857) - all of which suffered severe damage and neglect during the 19 years when the Old City was under Jordanian rule. Restoration of the synagogues was guided by photographic records. The new residential buildings in the Jewish quarter were also designed to blend in with the older architectural elements, rather than replicate them.

The Post-Modern interest in traditional elements has also resulted in the renovation and alteration of older, late-19th and early 20th-century buildings, and their adaptation to new uses. In some cases this has involved the physical incorporation of the old façade into a new building. In this category can be included some of the buildings and facilities of Jerusalem's "Cultural Mile", where several cultural institutions are situated along the western edge of the Valley of Hinnom, across from the walls of the Old City: the Jerusalem Music Center for advanced musical education the Mishkenot Sha'ananim Guest House the Jerusalem Cinemateque and Israel Film Archive and the Khan Theater (a late-medieval caravansary).

The Yemin Moshe neighborhood, built on the western slope of the Hinnom Valley facing the Old City, was the first Jewish neighborhood built outside the city walls. It was established in 1860 with the construction of the Mishkenot Sha'ananim housing project (a communal block of 16 apartments for indigent Jewish families). Restored with alterations in the 1970s and again in 1999-2001, the complex serves as a guesthouse for visiting writers, artists, scholars and musicians.

The renovation of architecturally interesting private buildings has also been carried out in various neighborhoods of the city. In some cases, only the façades of the original buildings could be preserved in others, where walls could be strengthened, additional storeys have been added to the original frame, with details and materials matching or complementing the older elements. The results are not uniformly successful, but in most cases at least part of the architectural legacy of the older structure has been preserved. Such efforts have also contributed to a renewal of some neighborhoods - Nahalat Shiv'a in dowtown Jerusalem, the Nahlaot near the Mahane Yehuda market, along the tree-shaded streets of Rehavia and the equally tree- shaded and now "yuppified" Emek Refaim area with its coffee houses, shops and monthly "slow-food" market.

Landscape Architecture

Jerusalem has more than 350 parks and landscaped gardens of all sizes. Some, such as the Rose Garden in Talbieh, date from the 1920s, other parks and recreational areas are of more recent creation. Of special note are the Gavriel Sherover and Haas Promenades, the Jerusalem National Archeological Park near the walls of the Old City, and the Valley of the Destroyed Communities at Yad Vashem.

The Gavriel Sherover and Haas Promenades are a series of paved paths and lookouts along the ridge extending south and east from the Hill of Abu Tor, with a view over the Kidron Valley toward the Temple Mount. Designed by the renowned landscape architect Shlomo Aronson, the paved paths, pergolas and lookouts are landscaped with indigenous trees, bushes and wild grasses.

The Jerusalem National Park around the walls of the Old City was established after the 1967 Six Day War and the reunification of the city. The preservation of a green belt had been suggested in part by the American architect Louis Kahn, who advised then mayor Teddy Kollek to keep the roads around the Old City as far away from the walls as possible. Development of the project included a series of preliminary archeological surveys and excavations. Many of the finds were incorporated into the landscaped walkway, which includes the preserved and sign-posted elements of earlier walls and buildings from all periods of the city's history.

New Neighborhoods

The Psalmist speaks of Jerusalem as a city that is built "compact together" (Psalm 122), but archeological evidence indicates that urban sprawl was underway by the 8th century BCE (possibly owing to the influx of refugees from Samaria and Galilee, following the Assyrian conquest of the Northern Kingdom).

Mass immigrations and housing shortages in the first years of the State led to government financed low-cost housing projects and the creation of several new neighborhoods, among them Kiryat Hayovel and Gonen. Infrastructure included commercial space for grocery shops and other small businesses.

Construction of new housing estates again took place after the 1967 Six-Day War and the reunification of Jerusalem. One such project was the Ramat Eshkol neighborhood, built along part of the former "No Man's Land" that had divided the city. Planning included small parks, tree-lined streets and avenues, a neighborhood health clinic and a small commercial center with a supermarket. Most of the new apartment buildings were limited to a height of four storeys (five storeys would have required a compulsory elevator). Construction included the use of prefab elements, but the outside wall units were faced with a veneer of "Jerusalem" stone, so that architecturally the new neighborhood was considered more "up-scale" than the housing projects of the 1950s. Even so, the close proximity of the buildings and the relatively young age of the buyers (families with children) again created the problem of high population density.

In an attempt to avoid some of these pitfalls and ensure a better quality of life, the Ministry of Construction and Housing established a committee of experts for advise and planning before starting construction of the new Gilo neighborhood on the southern outskirts of the city. Areas were again allocated for parks, educational facilities, shopping centers and other urban requirements, including a community cultural center in one award-winning housing project, the apartment buildings were built around a park-like central courtyard.

Despite such efforts, the neighborhood remains very much a "bedroom suburb" dependent on vehicle transport even for local shopping. Nor did all developers make adequate provision for on-street parking, with the result that passage is sometimes difficult in narrow side-streets. Similar problems can also be found in the neighborhood of Talpiot Mizrah, and in the new suburbs built on the northern outskirts of the city at Ramot and Pisgat Ze'ev.

High Rise versus Urban Sprawl

Since the creation of the first master plan for Jerusalem by the British in 1918, the question of how the city should develop has continued to be a matter of debate. There are restrictions concerning building height in and around the "scenic basin" of the walled Old City, but controversy continues to rage concerning the necessity and/or desirability of tower blocs in other parts of the city. Planners and architects are divided, and the issue is complicated by the limited availability of building sites, high real estate prices (among the highest in the country) and the cost of construction on terrain where foundations and basement levels must be cut and blasted out of bedrock. Proponents of high-rise buildings argue that Jerusalem's increasing population necessitates growth either upward or outward. Opponents say Manhattan-like tower blocs would have a long-term negative effect on the environment, the economy and the character of the city.

Looking Ahead

Since the reunification of Jerusalem in 1967, various advisory forums have been created to discuss urban planning and development. The first of these, the international Jerusalem Committee, was established in 1968 by then mayor Teddy Kollek. The Committee, which meets in Jerusalem every two years, comprises some 70 prominent architects, urban planners, historians and academics, who serve as an advisory council to review and advise on municipal plans for the restoration and development of the city. They are especially concerned with the preservation of Jerusalem's specific character and unique heritage.

The Jerusalem Seminar on Architecture, established in 1992 by Yad Hanadiv (the Rothschild Foundation in Israel), is an international forum for public deliberation on significant topics in architecture and urban design. Held every two years, the seminars allow broad discussion of major issues in contemporary architecture through the presentation of individual case studies. One recent seminar addressed the effect of large public buildings and commercial institutions on the urban landscape. The proceedings of each seminar are video-taped and are available for rent or purchase.

The Forum for Mediterranean Cultures was founded in 1995. A joint project of Mishkenot Sha'ananim (the Jerusalem guest house for visiting writers, artists and musicians) and the Jerusalem Van Leer Foundation, the Forum initiates and conducts academic seminars, artistic workshops and other cultural events to facilitate cultural dialogue among the peoples of the Mediterranean basin. One of the four discussion groups is devoted to architecture and the preservation of historic buildings in contemporary urban planning and development.


Comparison between the Eastern and western approaches to design

Comparison between the Eastern and western approaches to design, construction and layout of courtyard houses in history.

Courtyard Houses – Definition and evolution

A courtyard house is usually a large house with private open spaces where the main part of the building is disposed around the central courtyard.

Courtyard houses are prevalent in residential architecture across the world and across centuries. The early courtyard houses of the Chinese dates back to 3000 BC. Prior to courtyards the central part of homes usually had a fireplace with a small hole in the ceiling to let the smoke out.

Over time these small openings became larger and evolved to what we call today as courtyards. Prevalent in temperate climates where the weather is warm, the courtyards were conceived as a building feature to allow more lighting and ventilation. However they are found across many cultures and varying climatic countries of the world.

Key features of courtyard houses

The courtyard houses usually had a central space that was open to sky and all the main rooms of the house opened into the courtyard.

Most of the windows were facing the courtyard and the external walls had lesser or no openings.

The traditional Chinese courtyard houses are called the “SIHEYUAN” meaning a courtyard surrounded by four houses. The siheyuan or the courtyard composition forms the basic pattern or a template for residential architecture in China. This extends to their palaces, temples, monasteries and other buildings as well. A spacious siheyuan was usually occupied by a single large family, the size of the courtyard indicating the owner’s social stature and even taxes were collected accordingly controlled by city planning.

A typical layout of a siheyuan has the four main buildings positioned along the north-south and east-west axis.

Main house of the building faces the south and is positioned to the north. The north, eastern and western buildings are connected by pathways. During the day, the courtyard provides shelter from the sun and it cools the house in the night providing the right ambience to appreciate the courtyard. The north side was believed to be an element of water that prevents fire.

Opposite house: The building that faces the north is known as the opposite house.

Backside building: Behind the north building is a separate backside building which is the only place where two storey buildings were allowed to be constructed.

Entrance gate is usually in the south-eastern corner or the wind corner according to Chinese beliefs. Usually a screen wall is constructed inside the gate mainly for privacy and was also believed to ward off evil spirits.

Windows: The rooms around the courtyard had larger windows facing the courtyard and smaller or no windows facing the street outside.

Number of courtyards: The number of courtyards an enclosure had was seen as a sign of prosperity or social status. Some larger houses had two or more courtyards.

Concepts: The five elements namely wood, fire, earth, metal and water were the main composition of the Chinese courtyard homes. They also conceptualized the house on the basis o f ”eight diagrams”, each with three broken or unbroken lines indicating the yin line and the yang line. These lines are also called trigrams. The eight trigrams are represented by heaven, wind, water, mountain, earth, thunder, fire and lake. Each trigram relates to a specific “mood” and rooms were positioned based on these calculations as shown in the table below:

Имея в виду
Heaven
Лето
творческий
Отец
юг
Expansive energy, the sky.
Ветер
Лето
Gentle
Eldest Daughter
Southwest
Gentle penetration, flexibility.
Воды
Осень
Abysmal
Middle Son
Запад
Danger, rapid rivers, the abyss, the moon.
гора
Осень
Еще
Youngest Son
Северо-Запад
Stillness, immovability.
Земля
Зима
Receptive
Мать
север
Receptive energy, that which yields.
гром
Зима
Arousing
Eldest Son
К северо-востоку
Excitation, revolution, division.
Огонь
Весна
Clinging
Middle Daughter
Восток
Rapid movement, radiance, the sun.
Lake
Весна
Joyous
Youngest Daughter
Юго-восток
Joy, satisfaction, stagnation

Lighting: The buildings are designed such that the northern main building receives maximum sunlight and usually serves as living and bedroom for the family head. East and western parts of the buildings are moderately lit and used for children and other members of the family. Southern side receives the least sunlight and serves as servant quarters. The family gathers to relax on the backside building. The unmarried daughters mostly stay in the low lit backside house, keeping them away from public view.

Climatic design: Most part China had heavy winds blowing across the north in winter and hence the northwestern walls are higher than other walls to protect the inside building from damage. Raised northwestern walls provide protection from storm and dust. The roof had eaves curving downward allowing the rainwater to flow across and not downward. The rooftops were ridged to provide shade in summer and more warmth during winter. In North West china the building had a longer span across North West axis. In northeast china where the weather is cold larger courtyards were built allowing more sunlight to warm the house.

Some courtyard houses: yuan tianjing Siheyuan! Tianjingyuan (sky-well courtyard house)
Yikeyin (seal-like courtyard house), Shikumen (courtyard house with stone gate), Beijing courtyard Yuan-Ming-Qing

Roman dwelling types falls under four broad classifications namely Domus, Insulae, Villa and Palatium.

The roman courtyard houses are usually built around an “atrium” and were known as Domus meaning domestic. The atriums are expansive space, lavishly furnished usually housing an altar for their gods and ancestral spirits and a safe to place their valuables.

The Domus typically belongs to the wealthy middle class of ancient Rome and were built in the urban setting. The Domus of the elite class had elaborate decorative and inlay works in marble with paintings on the walls. Sometimes an entire wall is painted. Besides owning a Domus inside the city most of them also had a “villa” outside.

The layout of a Domus had multiple rooms, indoor courtyards and gardens. The atrium is usually the focal point of a domus. A vestibulum or an entrance hallway leads to the atrium with the rooms leading off the atrium. On the façade of many o f the urban houses are shops facing the street. Some of the houses especially the houses belonging to the wealthy class had two separate building connected by a passageway. Around the atrium are the family’s main rooms, smaller rooms, study and the dining or a triclinium.

Vestibulum or an entrance hallway or a porch in many houses leads to the main structure.

Atrium is the central part of the house something akin to a lounge where guests are entertained. The atrium has a high ceiling with a part of the ceiling called compluvium open to the sky. The central roof opening is typically square or rectangle and the roof is slanted d to allow the rainwater to drain inward.

Impluvium: In the centre of the atrium on the floor is a shallow rectangular drain pool to collect rainwater and drain them. They are lined with marble.

Fauces: There are fauces or passageways across the length of the rooms between the atrium and the rooms.

Triclinium or the ding hall is a large hall leading from the atrium into the building. It has three couches where the guests may relax after a sumptuous meal offered by the host.

Peristylums are small open to sky features found across many areas or segments of the house.

Culina or the kitchen is usually a poorly lit, small area where the servants work.

Exterior features: Sloping roof, columned porch or peristyle, exedra – a domed semicircular recess, Ostium or an office space and taberna or shops in urban settings are some of the exterior features.

Back of the house had a small garden surrounded by a columned passage around which are the bathrooms, kitchens and the summer dining rooms.

Examples: Some of the examples of a Domus are House of the Vettii, House of the Faun, House of the Tragic Poet, Pompeii, 1st C BCE

Roman villas are more elaborate versions of domes built for the upper class. They are built around a series of courtyards, usually decorated with elaborate frescos and mosaics. Villas typically comprise of summer and winter wings. They are built in picturesque countryside or rural setting.

Examples: Hadrian’s villa, Tivoli, 2nd c Villa del casale, Piazza Armenia, sicily, 4th c Palatium

Palatium is the emporer’s official residence on the palatine hill in dome, variously called Domus Augustana, Domus Flavia, Domus Aurea or Domus Severana according to the family that lived there. The palatine hill became the exclusive domain of the emperor at the end of the 1st C.

Insulaes are roman apartment buildings built in urban settings, usually belonging to the poor and the lower middle classes. Mostly rental spaces let out by the affluent, they were tightly placed repeating apartment units with poor lighting and ventilation.

Examples: Insulae on via di, Diana, Ostia, 2nd C Insulae of Jupiter and Ganymede, 2nd C

Roman Dwellings
Chinese Dwellings
Columned porch at the entrance
An elaborate entrance gateway
Exteriors were more open with shops on the outside in urban setting and porches in villas
Exteriors are enclosed, solid with high courtyard walls protecting the family’s security and privacy
Shops in the front
Mostly only residential
Large atrium with a part of the high ceiling open to sky
Large courtyards more open to the sky
Many small openings in the ceiling
One or more courtyards
No separate area for servants, they usually slept on the floor outside the masters room
Separate servant quarters
Most spaces were open to public view
Private rooms for young unmarried women
A shallow pool in the central atrium
No evidence of rain water collection
An altar for gods and ancestral memory in the atrium
Ancestral memory kept in the main building
Evidence of multi storey buildings seen in urban settings
Usually only the backside building is allowed to have multiple storeys limiting to two storey


What you need to know

We've made some changes to help keep you safe, and things might be a little different when you visit. Here's everything you need to know.

Advance booking is now essential. We have introduced limits on visitor numbers to help keep everyone safe, and you won&rsquot be able to visit without your booking confirmation. If you&rsquore a Member, your ticket will be free, but you still need to book in advance. Make sure you've read our ticketing FAQ before you book.

We've made a number of changes to help keep you safe. Although things might be a little different when you visit, you&rsquoll still be able to enjoy exploring the places where history really happened. And you&rsquoll still be given a warm and safe welcome by our friendly &ndash if socially distant &ndash staff and volunteers.

You can visit our reopening page for information on general safety measures we've taken to help keep you safe.

Face coverings must be worn in all indoor areas. We won't be able to provide you with a face covering, so please come prepared so you don't miss out.

The answers to all frequently asked questions can be found on our FAQ page.


Outlook and conclusionary remarks on Persian gardens

The Persian garden as a concept has a long history. Persian gardens are secluded and peaceful environments that survive under environmentally harsh conditions. Концепция чего-либо chahar bagh is among the most prominent features of the Persian garden that dates back millennia. In Persian gardens, pavilions and luxury buildings for Persian aristocrats are often built. Designs and artifacts of each of these lavish buildings and gardens were influenced by the geopolitical situations of the time, beliefs, and the personal taste of its resident. Nevertheless, most of these gardens are surrounded by walls and all have waterways, rows of shade and fruit trees, and flowers in common. Unfortunately, a large number of these gardens were completely destroyed so that nothing remains, as a result of repeated attacks by invaders over centuries. Luckily, there are efforts by most Iranians, residing either inside or outside of Iran, to pay special attention to the value of these ancient gardens and the importance of preserving them (Rahnama and Pouremad, 2013). These efforts, meshed with the ease of global travel, advancement of technology, ease of communication, and urgent need for water conservation, as well as greater awareness and a sense of responsibility for protecting the environment provide hopeful signs for the rejuvenation and maintenance of the ancient gardens of Persia.

Some features of ancient Persian gardens are being used ingeniously in modern horticulture in Iran and many countries with a similar climate, including India, Australia, and the United States. Despite current political issues and the worldwide shortage of water, brilliant Iranian scientists and farmers have meshed rich Persian architectural and garden designs with advances in various fields of horticultural science (floriculture, vegetable and fruit), and have devised amazing orchards and gardens in Iran. A typical example of this ingenuity can be seen at Fadak Farm near Qum, Iran. In this 100-ha olive orchard, a uniquely structured chimney, similar to the one in Dowlat Abad Garden, is built to convert the hot wind of the desert to a cooling system by going through a water misting spray for storing olives, without any electricity or other sources of power (Fallahi et al., 2005). In this farm as well as many other orchards, the magnificent architecture at the entrance to the orchard highlights the combination of the passion of Iranian growers for Persian garden design and the science of horticulture. Efficient use of water by drip irrigation and rainwater storage in reservoirs and SISs in Arzhang Kooh Agricultural Center near the Fashandak region in Taleghan, Iran, and several other locations are example of ideas taken from the water-saving features of Persian gardens applied to practical agriculture (Fallahi et al., 2005).

We hope peace and calm prevail in the Persian Plateau and other regions of the world. Only under a peaceful environment will scientists and farmers be able to combine the ingenuity and experiences of the old world, such as the principals of the Persian garden and the exchange of resistant plant materials, with new technologies and discoveries to combat or alleviate diseases, pests, and water shortages worldwide.


Смотреть видео: Римская мозаика. Прямой набор. Как наколоть мрамор? (July 2022).


Комментарии:

  1. Yozshura

    В этом что-то есть и это отличная идея. Он готов поддержать вас.

  2. Modal

    Не трать лишних слов.

  3. Fyren

    Я имею в виду, что ты не прав. Предлагаю обсудить. Пишите мне в личку, разберемся.

  4. T'iis

    Советую вам попробовать поискать в google.com

  5. Feran

    И все еще варианты?

  6. Hanraoi

    Я считаю, что ты ошибался. Я предлагаю обсудить это. Напишите мне в личку, это разговаривает с вами.



Напишите сообщение